Финансовый кризис обучил осторожности

24
Источник:   —  10 октября 2010, 14:06

Всякое утро Уолл-стрит просыпается от шума вертолетов, рассекающих небосвод над финансовым центром. После продолжительного спада корпоративный пассажиропоток этого вида транспорта понемногу восстанавливается.

Финансовый кризис обучил осторожности

Всякое утро Уолл-стрит просыпается от шума вертолетов, рассекающих небосвод над финансовым центром. Тут много очень занятых людей, и для тех, кто торопится, вертолет — временами исключительная возможность своевременно добраться до офиса, пишет обозреватель британской The Guardian Эндрю Кларк (Andrew Clark). Аренда четырехместного вертолета на рейс в один конец с прибрежной площадки в Хэмптонс на востоке Лонг-Айленда обойдется в три тысячи баксов. После продолжительного спада корпоративный пассажиропоток понемногу восстанавливается.

«две тысячи восьмого год был очень успешный. 2009 — полный провал. две тысячи десятого год стартовал с небольшим рывком в 1-е два квартала, но после этого рост сгладился, — говорит Майкл Рот (Michael Roth), обладатель арендной организации New York Helicopter. — Абсолютно абсолютно никто еще не понимает своих перспектив».

Кларк, проработавший в Нью-Йорке четыре года, описывает, как США переживали финансовый кризис, что изменилось за эти годы. Сегодня безработица в США составляет 9. шесть%. Средняя стоимость жилья — 182.6 тысячи баксов против двести тридцать тысяч баксов в две тысячи шестом году. Государственный кредит США за четыре года подрос с 8.5 трлн баксов до 13.4 трлн баксов.

Множество регионов с трудом пытаются выбраться из самой глубокой экономической пропасти со времен Великой депрессии. Но организации на Уолл-стрит, считающиеся основными виновниками финансового кризиса, опять возвращаются к своему прошлому рангу, выступая в роли основных моторов богатства, процветания и изобилия. Гибель Bear Stearns и Lehman Brothers, не говоря уже о программе финансовой помощи в объеме семьсот млрд баксов, понемногу уходит в историю.

И тут у всякого офиса банка дорогие черные автомобили. Бары и рестораны вновь заполнены, цены на недвижимость на Манхэттене подросли на 9% за год благодаря бонусам Уолл-стрит, которые в среднем составляют сто двадцать три тысячи восемьсот пятьдесят баксов. Американская банковская сфера, в которой заняты 1.86 млн человек, согласно отчетности, заработала 21.6 млрд баксов за 2-й квартал 2010 года, который стал самым успешным периодом с момента окончания экономического бума в конце две тысячи седьмого года. Сектор фактически возвратился к обыкновенному укладу. Так как им получилось уйти с крючка?

Как и многие иные деятели от финансов, Ричард Рэмсден, старший банковский аналитик Goldman Sachs, не считает необходимым оправдываться. Выступая на маленьком совещании в новом 43-этажном основном офисе Goldman Sachs, выходящем на площадку Глобального торгового центра, Рэмсден описывал банки в качестве генераторов, питающих все остальные ветви экономики. Из слов, риск нужен. «Можно сделать банковскую систему, в которой ни один банк никогда не разорится, где не будет заемного капитала. Но за это придется уплатить свою цену. Не будет фактически никакого экономического подъема, потому что не будет кредита».

Поменялась ли Уолл-стрит после кредитного кризиса? Не в особенности. «Есть ли какой-то капитальный сдвиг? Видимо, долговая нагрузка уменьшилась и с ней — уровень риска по сопоставлению с тем, что было прежде, и так будет в течение какого-то времени, но ядро банковского бизнеса не изменилось».

А все могло бы быть вовсе по другому. Кларк припоминает, как некоторое количество недель подряд осенью две тысячи восьмого года гадал, придется ли в конце концов писать для The Guardian заметку, начинающуюся со слов «Сегодня рухнула мировая финансовая система»..

Тогда самые невероятные события происходили так стремительно, что работа корреспондентов напоминала оперативные репортажи о ходе военных действий. Финансовые организации Bear Stearns, Lehman Brothers, AIG, Washington Mutual, Wachovia, Merrill Lynch, автопроизводители General Motors и Chrysler — все они оказались в центре финансовой аварии. В панике правительство Буша позабыло о гордых тезисах свободного рынка laissez-faire и стремительно сколотило программу экстренной помощи на семьсот млрд баксов. Но с первой попытки пакет не прошел палату представителей, после этого индекс американских «голубых фишек» обвалился на семьсот семьдесят семь пунктов, продемонстрировав самое резкое снижение в течение одной торговой сессии в пунктах. Кларк припоминает, как зам редактора The Guardian позвонил ему тогда со словами: «Такое я нечасто говорю журналисту, но — не жалей прилагательных».

После ухода со своего поста прежний министр финансов администрации Буша, Генри Полсон, изложил, насколько близко экономика подошла к краю пропасти. По суждению Полсона, лишь считанные часы отделяли финансовую систему от гибели, когда вечером шестнадцатого сентября две тысячи восьмом года американское правительство подписало чек на восемьдесят пять млрд баксов, дабы недопустить разорение страховой организации AIG, которая уже не могла совладать с грузом «токсичных» страховок, выданных, дабы защитить те же Goldman Sachs, Citigroup и JP Morgan от риска дефолта их инвестиционных контрагентов. Если бы правительство не помогло AIG, банки были бы поставлены под угрозу, что привело бы к полному кризису финансов, безработица подросла бы до 25%, считает Полсон.

На примере Bear Stearns можно увидеть, что стало бы с финансовой системой в результате массового изъятия взносов. По мысли главы исследовательского подразделения финансовой организации BNY Convergex Николаса Коласа, правительство попыталось недопустить падение университетов Уолл-стрит. «Как минимум двукратно правительству довелось принимать решение, что невозможно разрешить финансовой системе измениться в одночасье под воздействием внешнего кризиса, другими словами, что банки слишком большие, дабы допустить их разорение».

Звучит убедительно. Но это никак не утешает тех, чье разорение по своим масштабам не грозилось всей экономике, и кого не выручали. С начала две тысячи седьмого года, по данным аналитической организации RealtyTrac, практически у 2.9 млн жителей Америки кредиторы изъяли жилье за неуплаты по кредитам, собственники столкнулись с падением стоимости своей недвижимости в сумме больше чем на 6 трлн долларов. Из 14.9 млн ищущих работу в США, больше миллиона не сумели трудоустроиться в течение девяносто девять недель — за наивысший период функционирования программы пособий по безработице, по истечении которого они остаются без государственной поддержки.

Кларк пишет, как на пике кризиса побывал в городе Стоктоне в Калифорнии, который снискал грустную славу «столицы» США по числу взысканий недвижимости у неплатежеспособных должников. Сейчас в городе избыток пустующих новостроек. На одной из окраин, пишет журналист The Guardian, едва ли не любой 2-й дом был оклеен предупреждениями, что это банковская собственность, проход запрещен.

Еще ужаснее обстояли дела в депрессивном Детройте, штат Мичиган, в последствии массовых сокращений на огромнейших автопредприятиях General Motors и Chrysler, которые в прошлом году подали заявление о банкротстве.

Так почему появилась такая обстановка? Было бы очень попросту сразу обвинить во всем хищных банкиров, которые из жадности навязывали заказчикам непосильные для них кредиты, которые в конце концов оказывались неоплатными.

Но на самом деле обстановка больше трудная, дабы попросту возложить всю ответственность на финансистов. Сами банки в большинстве случаев не занимались тем, дабы раздавать всем подозрительную ипотеку, они приобретали и конвертировали кредитные активы таких естественно работающих с населением компаний, как Countrywide Financial и New Century Financial, у которых появились основательные трудности во время кризиса. Проявляя идеальную безответственность, банки не проводили адекватной оценки этих кредитов, полагаясь на рекомендации рейтинговых агентств, которые легкомысленно относили токсичные активы к надежным.

Немного кто на Уолл-стрит разобрался, что на самом деле происходит, помимо, вероятно, руководящего хедж-фонда Джона Полсона (John Paulson) и верхушки Goldman Sachs, которые стали делать ставки на обрушение рынка. Они заработали в конце концов громадные доходы, но сами стали основными лиходеями кризиса. Но огромная часть игроков рынка, и тут, обожглась, банки до сих пор пытаются выправить положение.

Если бы правительство не спасло финансовую систему, множество основных участников рынка потерпели бы гибель. Но никогда никто не выражал раскаяния в содеянном. Признавая за собой жуткие ошибки, представители финансовой ветви сейчас стонут, что их «демонизируют» и превращают в мальчуганов для битья.

За этими сетованиями стоит еще и убежденность, что не возлагается надлежащей ответственности на покупателей, которые довели до такого состояния свои собственные финансы, беря на себя непосильное долговое бремя. Адам Сассман (Adam Sussman) из консалтинговой организации Tabb Group комментирует: «Все внимание сфокусировано на маркетинговых тактиках (кредиторов), которые врали ничего не подозревающих покупателей, принуждая брать на себя непозволительные кредиты».

Финансовый кризис учит осторожности. По словам Сассмана, мы вышли из периода наивности, когда все растет в цене и лучше любой раз включиться в игру, по другому упустишь отличную возможность. Сейчас все думают об угрозе кризиса и неопределенности.

И знаки такой осторожности налицо: циклы торговли акциями в августе снизились на 24% по сопоставлению с прошлогодними. Стоимостные показатели к ожидаемой прибыли (P/E) составляют 12–14 против 16–18 в прошлом году.

Но то обстоятельство, которое вызывает наивысшее возмущение у населения, едва ли изменилось. Средние бонусы на Уолл-стрит в прошлом году были очень высокими и даже в 2008 году, когда множество банков понесли убытки, финансисты в среднем получили премии на уровне девяноста девять тысяч двухсот долларов.

Во время кризиса случилось столкновение интересов рядовых людей и финансовой ветви. Налогоплательщики протестовали против спасения тех, кого они считали ответственными за кризис. Взамен этого звучали требования о помощи тем, кто утратил свою собственность, жилье.

Но для банкиров доводы покупателей неубедительны. Журналист The Guardian приводит в пример суждение одного из банкиров, который заявляет, что Bear Stearns в данном случае является жертвой. По словам, банк первоначально дал возможность народу купить собственное жилье.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Огромная автокатастрофа в Косове

Огромная автокатастрофа в Косове

Состояние 2 из них оценивается как критическое.

25
Задержан глава администрации города Сыктывкара Иван Поздеев

Задержан глава администрации города Сыктывкара Иван Поздеев

На данном этапе расследованием занимаются коллеги спецслужб. "Дело в отношении Поздеева не будет частью расследования уголовно-криминального...

20
Старт фигуристки Аделины Сотниковой в ближайшем сезоне отложен до декабря

Старт фигуристки Аделины Сотниковой в ближайшем сезоне отложен до декабря

​Старт чемпионки Сочинской олимпиады по фигурному катанию Аделины Сотниковой в сезоне-2014/15 отложен до декабря, информирует ТАСС со ссылкой...

17
Дума приняла в первом чтении закон о бессрочных лицензиях

Дума приняла в первом чтении закон о бессрочных лицензиях

Госдума приняла в первом чтении правительственный законопроект о вступлении бессрочных лицензий и отмену лицензирования определенных...

17
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать 1NNC в Facebook