Трудно в (м)учении

88
Источник:   —  13 мая 2016, 19:45

Картина принимает участие в параллельном конкурсе "Специальный взор", где существует свой конкурс, свое жюри. Фильм снят по спектаклю Гоголь-центра "(М)ученик", поставленному Серебренниковым по пьесе немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга.

Трудно в (м)учении

На Каннском фестивале прошла мировая премьера нового фильма Кирилла Серебренникова "Ученик". Картина принимает участие в параллельном конкурсе "Специальный взор", где существует свой конкурс, свое жюри. Фильм снят по спектаклю Гоголь-центра "(М)ученик", поставленному Серебренниковым по пьесе немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга. Для фильма режиссер упростил наименование, а на роли привлек артистов Гоголь-центра, сыгравших в спектакле.

Старшеклассник Веня (Петр Скворцов), из слов его матери, был "обыкновенный сложный мальчик", а после внезапно обзавелся непредвиденным оружием – словом Божьим, которое носит в кармане и стреляет им без предупреждения. Усердствует – на поражение. Оружие называет "Библия", и Веня знает её на память. Отныне Веня не ведает колебаний – в Библии есть результат на все вопросы. Он знает, что девчонкам возникать в бикини невозможно, что гомосексуализм – это правонарушение, что человек не имеет отношения к обезьяне, а сатана должен быть уничтожен. В его мире сатана – учительница биологии Елена Львовна, худо-бедно пытающаяся не скрывать от учеников, что на свете существуют презервативы, однополые отношения и даже венерические заболевания. На уроке сексуального воспитания она наряжает морковку в презерватив, уча детей не опасаться встреч с красивым. Ударившись головой о православие, Веня не жалеет фантазии, дабы сообщи училку. Орудием мести он выбирает хромоногого одноклассника, влюбленного в Веню как в Педагога и как в мужчину.

Взяв больную для современного русского социума тему, Серебренников не жалеет сил для её раскрутки. В 1-ю очередь ему увлекательна реакция социума на духовный экстремизм. Сообщество в "Ученике" - это замурованное в бетоне собственных советских клише начальство школы и примкнувшая к ним с тем же диагнозом Венина мама. Все совместно они составляют комфортный для режиссерского маневрирования человеческий материал, с которым Серебренников обходится весьма попросту: он выдает всякому персонажу табличку с названием-функцией, и дальше любой из них действует в соответствии со своим заданием. Учительница Елена Львовна (Виктория Исакова) - юная, в тертых джинсах и на мотоцикле, то есть исключительный тут продвинутый персонаж. Директор школы Людмила Ивановна (Светлана Брагарник) – директриса из махровых 70-х, обязательный член товарищеского суда в советские времена. Физрук Олег (Антон Васильев) – тупой служака от маленького спорта с бутылкой пива в кармане. Мать (Юлия Ауг) – мать-одиночка, "я-на-тебя-жизнь-положила". Хромоножка Гриша (Александр Горчилин) – одинокая нежная жертва. Священнослужитель отец Всеволод (Николай Рощин) – фарисей, циник и обманщик.

Вся эта камарилья аврально работает на одну-единственную мысль: нетерпимость рождает нетерпимость. Веня, вначале не дерзкий у социума ничего, помимо отторжения, понемногу становится частичкой этого болота, основным вдохновителем травли биологички.

Серебренников словно выкрикивает болезненную тему, скандирует её с экрана с поддержкой своих подручных персонажей. Режиссер будто уверен, что громкая тема предварительно освобождает от усердного копания в нравах, поисков причин и мотиваций, работы по смешению красок. Две краски под рукой Серебренникова – черная и белая, и всякий персонаж исполнен своей краской так беспримесно, что "всамделишный" раздор между ними первоначально невозможен.

Абсолютно абсолютно абсолютно никто из героев не несет в себе глубинного заряда, никто не прорастает в свой персонаж, тут никто никому не увлекателен. Внятно, что предыстория Вени, его путь к фанатизму не обязан присутствовать в сюжете, но даже не задаться вопросом – а откуда, собственно, у среднестатистического мальчугана эта тяжелая болезнь, эта мания христианского величия, миссионерство вкупе с комплексом Наполеона? Мы этого не только не узнаем из фильма – нам всякими способами дают осознать, что это вообще не наше дело. Вся предыдущая жизнь мальчугана – terra incognita. Кажется, что её не было либо, на худой конец, её от нас скрупулезно скрывают.

Когда кажется, что автор что-то скрывает, это может обозначать две вещи: либо хитроумный художественный прием, либо отсутствие мотивации. В случае "Ученика" говорить о хитроумных художественных приемах вряд ли целесообразно – плоский плакатный формат фильма не предусматривает извилистых путей к катарсису. Думается, причина здесь все-таки в первоисточнике.

Пьеса фон Маейнбурга не претендует на общественное суммирование. Его "Мученик" - достаточно обыкновенная пьеса о природе морального экстремизма, история мальчугана, который лучше всех знает, что такое отменно и что такое нехорошо. В Германии такие мальчуганы доставляют много проблемных задач родителям и школе, но редко попадают в 1-е строчки новостных блоков. В Российской федерации такие мальчуганы безнаказанно громят экспозиции и подбрасывают на ступени театров свиные головы. Став постарше и поглавней, так же безнаказанно отбирают у школ и детских садов строения под культовые помещения и залезают всем миром под одеяла к налогоплательщикам.

Следственно механически переносить немецкую пьесу с тамошней стерильной почвы на нашу, слишком унавоженную непримиримыми возражениями, когда страну раздирает нравственная и вербальная штатская война, - порой не результативно. Драматические трудности наших просторов слишком масштабны – все слова, мизансцены, нравы, утратив родную, чистую, европейскую почву под ногами и пытаясь культивировать чужую, русскую, обнаруживают оскорбительную беспомощность. Нравы превращаются в схемы, реальность – в безвоздушное пространство, настоящие трудности – в свое отражение в кривом зеркале, эмоции – в театральщину. (М)ученик попросту в ученика. Российская Федерация оказалась немецкому драматургу не по зубам, а режиссер, видимо, слишком понадеялся на болезненность самой трудности – мол, и так вывезет, и так громко выстрелит.

Скорее всего, бесполезно тревожатся те, кто думает, что у этого фильма будут трудности с прокатом, - мол, слишком острую тему он поднимает, слишком храбро замахивается на сегодняшнюю нашу верховную идеологию – православие в шаговой доступности. Проблемных задач у Серебренникова, по всей вероятности, не будет, и ему легко извинят карикатурный образ священнослужителя, бесстыдно подминающего под себя некрепкие умы начальства захолустной школы. Если уж Звягинцева извинили с его антицерковным запалом, то Серебренникова извинят неотвратимо – он слишком плакатен и карикатурен, дабы его бояться.

Екатерина Барабаш

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Танки — товар неходовой? УВЗ заработал громадную выручка на вагонах

Танки — товар неходовой? УВЗ заработал громадную выручка на вагонах

В 1-ом квартале чистая выручка организации составила 965 млн рублей. Про это передается в квартальном отчете предприятия, обнародовавшего...

88
«Но в огромной семье не без урода». Пермские единороссы рассказали о внутрипартийных провокациях перед праймериз

«Но в огромной семье не без урода». Пермские единороссы рассказали о внутрипартийных провокациях перед праймериз

С таким заявлением сегодня на особой конференции выступили начальники пермского территориального отделения партии, секретарь Николай Дёмкин...

92
В СК все нехорошо? Зауральские следователи за год утратили миллионы рублей зарплаты

В СК все нехорошо? Зауральские следователи за год утратили миллионы рублей зарплаты

Информация была помещена сегодня на официальном вебсайте СУ СКР по Курганской области. У начальства управления значительно упали доходы....

94
Спеть позволили только в темноте. В Богдановиче в День Победы не предусмотрели выступление ветеранов

Спеть позволили только в темноте. В Богдановиче в День Победы не предусмотрели выступление ветеранов

Как стало известно «URA. Ru», из-за не до конца проработанного тайминга многие из них возвратились домой, так и не выступив на основной...

118
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать 1NNC в Facebook