Cторчак: предпосылок к ослаблению рубля на 15% нет

21
Источник:   —  12 июля 2012, 16:46

Вопрос уже лично у меня набил оскомину. Мы обговариваем тему далеко не 1-й год.

О том, как и на что будут использованы средства антикризисного фонда РФ, о состоянии рубля и о том, как Русская Федерация сумеет влиять на решение МВФ по применению средств Фонда, нам изложил зам министра финансов РФ Сергей Сторчак. Сергей Анатольевич, очень много внимания сегодня было уделено вот этим заявлениям о том, что Росфинагентство сумеет инвестировать и в долевые бумаги, и в акции. Во-первых, насколько Необходимо радоваться русским инвесторам, будут ли совершаться какие-то инвестиции, есть ли планы инвестировать в русские акции? Для меня некоторое число стало непредвиденным, что такое крупное внимание уделяется именно этому аспекту деятельности создаваемого российско-финансового агентства. Вопрос уже лично у меня набил оскомину. Мы обговариваем тему далеко не 1-й год. Уже обстановка дошла до той кондиции, когда нас осуждает и Счетная палата, и депутаты Государственной Думы за касательно низкую результативность управления средствами резервного фонда и средствами фонда национального благосостояния. Для того дабы при заданной безопасности вложения предоставить максимум доходности этих вложений, и создается агентство. Ясно, что доходности вложений в акции зачастую в разы превышают доходности по долговым инструментам. С этим бесполезно спорить. Все участники рынка отлично это знают. В то же время все участники рынка знают, что риски вложений в акции гораздо выше, чем риски вложений в облигации, которые выпускают суверенные заемщики. Вот между двумя этими направляющими доводится принимать решение. Мы предварительно закладываем возможность того, что русское финансовое агентство будет иметь такую возможность, как размещать либо инвестировать средства, собранные в наших 2-х подушках безопасности в акции предприятий. Я подчеркиваю, предприятия, не называя, будет это отечественное предприятие, "голубые фишки", либо зарубежные "голубые фишки". А это могут быть в том числе и зарубежные "голубые фишки"? Я не акцентирую внимание на то, какая география будет размещения средств, собранных в нашем Резервном фонде и Фонде национального благосостояния. В финальном последствии решение будет подготавливаться советом директоров, который будет сделан в рамках соответствующих действий руководства. Совет директоров разработает инвестиционную тактику, которая будет утверждаться правительством РФ. В процессе дискуссии - это будет огромная дискуссия о том, какие разрешенные инструменты могут быть для этого агентства, - и родится решение и стратегия. Под тактику будет выработана тактика. И в финальном итоге мы будем иметь в своих руках инструмент, который и даст возрастание производительности управления средствами 2-х фондов. Сергей Анатольевич, но вы сами говорите о том, что вложения в акции зачастую прибыльнее, но они по определению и больше опасны. На ваш экспертный взор, какую долю от всеобщего портфеля инвестиций можно было направить в долевые инструменты, для того дабы все-таки риск сохранялся в приемлемых диапазонах?В соответствии с нашей практикой, тем законодательством, по которому мы трудимся, я не думаю, что законодательство будет кардинально меняться. Но на первом месте у нас все-таки стоит задача сохранения средств, собранных в подушках безопасности. Следственно, во-первых, средства управления агентства будут передаваться поэтапно. Ни в коем случае невозможно исходить из того, что, как только будет сформировано агентство, на его счета будут переведены наши резервные накопления. Этого не произойдет. Будет некоторое число этапов, некоторое количество операций. Что касается пропорций между акциями и облигациями, то у нас есть навык нефтяного фонда либо теперь пенсионного фонда Норвегии, который для нас является целевым ориентиром. Он как раз говорит об этапности. От процесса принятия решений до процесса итога из долговых инструментов, к переводу в акции у норвегов прошло пять лет. Я обращаю внимание на это. От решения до утилитарного выполнения решения. И в последующем перевод средств и долговых активов в активы в виде акций, понадобилось еще пять лет для установления пропорций. Когда приблизительно треть находится в акциях, две трети по-прежнему в облигациях. Причина явственная. Облигации являются больше ликвидным инструментом. Их легче продать в случае необходимости. Судя по целому, у норвежских коллег такой необходимости никогда не появлялось. Ходов, которые приносит их пенсионный фонд, довольно для того, дабы решать нынешние задачи национального бюджета. Значимо то, что норвеги добились очень высокой культуры взаимоотношений между лицами, исполняющими функции по управлению пенсионным фондом, и лицами, контролирующими. Мы знаем эпизоды, когда по акциям, находящимся в портфеле этого фонда, допускались существенные потери. Но, я подчеркну, все-таки это конъюнктурные потери. Но при этом был типичный диалог между правительством и парламентом, между правительством и агентством. По тому, что предпринимать, что не предпринимать. И основное, что не принимать никаких административных крутых действий в отношении лиц, которые вложили в акции, понесли убытки. Но, как выяснилось, на дальнейший год эти убытки были абсолютно компенсированы ростом курсовых соотношений. И соответственно компенсировали все эти издержки. ясно, падали акции повсюду. Глобально очень трудно было обнаружить какие-то инструменты, которые бы не подешевели. И, безусловно, значимо при этом не избавляться, вероятно, стремительно от этих инструментов и не пытаться обнаружить повинного, понимая, что это некоторая глобальная обстановка. Но все-таки такие фонды, как в Норвегии, как формируются в России, весьма значимы и с точки зрения, безусловно, пенсионных средств. И с точки зрения резервных средств. И с точки зрения некой общей макроэкономической устойчивости. Что касается макроэкономической устойчивости, тут эти резервные подушки почаще всего наглядно видны в котировках рубля. Их видоизменения и их состояние. русская валюта, безусловно, очень зависит от того, какова величина золотовалютных запасов, как обстоят дела с движением капитала. Пока российская валюта ведет себя довольно спокойно. Если посмотреть сегодня на котировки, посмотреть сегодня на валютный рынок, то уже некоторое количество сессий подряд Практически без изменений котируется наша валюта. Бакс – рубль чуть ниже отметки 33. Евро – рубль, напротив, чуть выше отметки в 40. Тем не менее рубль остается вдалеке от максимумов нынешнего года. Сергей Анатольевич, хочется вам задать вопрос по поводу рубля. Насколько адекватны нынешние оценки с точки зрения макроэкономической устойчивости, с точки зрения бюджета? И как вообще повлияло, позитивно либо негативно, ослабление рубля на русскую экономику? Ослабление рубля, безусловно, не является следствием изменений фундаментальных факторов, на которых должен и, как правило, основывается валютный курс. Таких изменений, которые бы вели к обесценению нашей валюты на 10-15%, как это было на определенном этапе, нет таких предпосылок. Мы столкнулись с типичным вариантом, когда колебания конъюнктуры на внешних рынках оказывают прямое воздействие на обстановку на национальных рынках. И дело не только в валютном рынке. Попросту валютный рынок стремительней всего реагирует на внешнюю конъюнктуру. Собственно говоря, тот комплекс мер, которые правительство коллективно с Государственной думой разрабатывает на случай наступления, ухудшения макроэкономической конъюнктуры, в первую очередь внешней, как раз и направлен против крутых непрогнозируемых изменений валютного курса рубля. Видоизменения в первую очередь негативно сказываются на русских экспортерах. Им трудно планировать свои инвестиционные программы. Что касается федерального бюджета, то снижение прибылей за счет налогообложения нефтегазового экспорта компенсировалось как раз тем, что любой бакс приносил большее количество рублей. В данном смысле бюджет, как инструмент государственной политики, ощущает себя по-прежнему устойчиво. И нам, россиянам, собственно говоря, я думаю, нечего бояться за то, что государство не исполнит те общественные обязательства, которые были приняты. И которые нужно исполнять в текущем режиме. Как-то усложнили эти колебания рубля жизнь Минфину? Может быть, в части размещения рублевого задолженности с внешним продолжительном у нас уже исполнена программа. Там все проще. Применительно к тем вопросам, которыми я занимаюсь в Министерстве финансов, видоизменения никак не повлияли. За исключением того, что такое резкое движение рубля отразило вновь обстановку, связанную с отсутствием доверия на рынках. Кредиторы не доверяют заемщикам. Инвесторы не доверяют потенциальным реципиентам. В данном смысле у нас увеличилась работа по части подготовки мер антикризисного реагирования. Ну, меня это касалось и коллег, которые со мною работают, по последующей разработке условий предоставления антикризисных гарантий по заимствованию предприятий разных направлений экономики. В том случае, когда правительство будет принимать решение о поддержке того либо другого сектора. Меня это касалось в плане подготовки решения возможности применения облигаций федеральных займов по поддержке банковской системы. Русских банков в схеме обмена облигаций ОФЗ на акции предприятий. Данный механизм в свое время предусматривался в антикризисных мерах 8-го года, но мы его не задействовали. Теперь подготавливаемся на всякий случай на уровне законодательных мер применять данный механизм. Ну, я верю, что мы на данный раз обойдемся без того, дабы усиливать роль государства в экономике за счет такого рода обмена. Что по поводу внешних заимствований? Они, насколько я понимаю, не предусмотрены даже в антикризисных мерах?Да, данный вопрос не обсуждается. Программу привлечения зарубежных кредитов и займов мы на нынешний год исполнили. Ну, может быть, за исключением маленьких сумм, которые мы привлекаем по линии Глобального банка. В остальной части программа внешних заимствований не пересматривается. Она остается стабильной. Готовящее решение по запуску работы центрального депозитария, как мы рассчитываем, поможет нам исполнить программу внутренних заимствований. Но это обозначает программу по продаже облигаций федерального займа. Сергей Анатольевич, на самом деле это масса значимых, очень увлекательных вопросов. Если говорить о депозитарии. Тут вы говорите о том, что может возникнуть добавочный интерес от внешних участников. Я верно понимаю?Да. И вы также упомянули госгарантии. Насколько я знаю, у вас не очень отменное отношение все-таки к этому инструменту и к тому, насколько результативно он применяется, какие результаты показывает. Прав ли я? Для меня государственная гарантия – это все-таки чрезвычайная мера. Это настоящая антикризисная мера. До кризиса две тысячи восьмого года, и сотрудники меня поддержат, мы очень консервативно подходили к тому к этому инструменту государственной поддержки бизнеса. Фактически трудились обязательства, связанные с помощью русского экспорта. Причем экспорта продукции с высокой долей добавленной стоимости. В данном и заключался консерватизм применения этого инструмента. А кризис вынудил нас, и не только нас, в данном смысле мы находимся в тренде с множеством государств мира, активнее применять государственные обязательства, для того дабы не дать задохнуться финансовым рынкам. Мы уже говорили, что кризис доверия, к огорчению, преодолевается почаще всего либо экономическим ростом, либо государственными гарантиями. Пока, с точки зрения роста, обстановка в России отменно выглядит. Но в европейских странах довольно облачно. Следом за иностранными государствами мы применяли механизм государственных гарантий. Но пока, к огорчению, я не чувствую ситуации, когда мы сможем остановить масштабы применения этого инструмента. А это необходимо сделать. От того что непомерное пристрастие государственными гарантиями видимо дестимулирует торговые банки и всех кредиторов к тому, дабы верно оценивать кредитные риски, риски, связанные с реализацией определенных инвестиционных программ. И риски, собственно говоря, платежеспособности самого заемщика. Такое дестимулирование чревато самыми непредсказуемыми последствиями. Я знаю, что наш представитель "Внешэкономбанк" закончил работу по обзору состояния антикризисных гарантий. Тех гарантий, которые были предоставлены в 2008-м году. Сроки выхода кредитов по этим гарантиям подходят в существенной мере в конце нынешнего года, в самом начале дальнейшего года. Нам предстоит теперь проанализировать и оценить риски. Все ли кредиты будут возвращены. И до какой степени мы обязаны будем применять средства налогоплательщиков, для того дабы возместить убытки, потенциальные убытки торговым банкам. Сергей Анатольевич, понятно, что, как вы сообщили, в Европе облачно. Это, вероятно, одна из основных проблемных задач для русской экономики и для финансовых рынок. Неясность все-таки исходит именно из Ветхого Света. Что вы думаете о том, как проходит операция спасения в Европе?Ну, я, безусловно, выскажу свою точку зрения. Но то, что вы рассказали, все-таки относится больше к решениям, которые принимались некоторое количество раньше, чем сегодняшний день. Сегодня мы подводим итоги вторника 10-го июля. И у нас есть довольно солидное событие, связанное с участием России как раз в мероприятиях по преодолению последствий финансового кризиса. Сегодня Государственная дума разглядела вопрос о ратификации поправок к уставу Интернационального валютного фонда. Мы еще два года назад приняла решение о том, дабы брать участие в пополнении именно капитала. В удвоении капитала Интернационального валютного фонда. Месяц наш с участием в пополнении капитала. Мы вышли на обстановку, когда довольно гораздо возрастает наша доля в голосах этой значимой интернациональной финансовой организации. Тут значим сам факт того, что за пару месяцев до установленного итогового срока, а это октябрь текущего года, Российская Федерация присоединилась к этим государствам, а это приблизительно половина государств-участниц Интернационального валютного фонда, которые приняли окончательное решение о двукратном увеличении капитала фонда и провели нужные внутригосударственные процедуры. Есть там еще ряд других главных моментов, связанных с модернизацией корпоративного правления Интернационального валютного фонда. Решения, идущие в пользу государств формирующего рынка, прогрессирующих государств. Это такие детали, которые, может быть, не столь значимы для широкой публики. Что касается последних решений в части разработки европейцами собственного механизма преодолевания финансового либо долгового кризиса, тут так все перемешалось, что даже подобрать верную терминологию изредка сложно. Мне больше импонировало решение Евросовета, которое говорило о том, что помощь будет оказываться нуждающимся таким образом, дабы эта помощь не стимулировала либо не приводила к росту государственного задолженности. Вот последняя новость о том, что кое какие представители финансовой элиты Европы хотели, дабы суверены также принимали участие в капитализации европейских банков. На мой взор, некоторое количество усложняет конструкцию. Вариант, при котором создавались больше благоприятные предпосылки для обрыва долгового кризиса, суверенного задолженности и кризиса внутри банковской системы при первоначальном механизме, мне казались больше предпочтительными. Ну, в тезисе, платит тот, кто принимает решение. Нужно посмотреть детали. Детали я еще не видел. У министра финансов Германии очень опрятная позиция. Германия не очень хочет финансировать пострадавших. И именно Германия в свою очередь настаивала на том, дабы ЕСМ тоже работал только с суверенами и никак не связывался напрямую с банками. Насколько я понимаю, ЕСМ вообще создавали по образу и подобию МВФ. В каком-то смысле свой локальный европейский МВФ. Это и так и не так. Скорей я бы похвалил собственную страну за то, что мы в свое время сотворили стабилизационный фонд. И европейцы ближе к стабилизационному фонду в масштабах, безусловно, объединения нескольких суверенных государств. Все-таки мы цельная держава. И у нас это выглядело некоторое количество по-иному. Но идея такая же. От того что, если это Интернациональный валютный фонд, то выделение источника происходит обусловленно. Держава, желающая получить эти источники, так либо по другому в той либо другой форме разрабатывает экономическую программу. В реальное время почаще всего программа ориентирована на консолидацию государственного бюджета. В последующем принимаются определенные меры, определенные обязательства, рассчитанные на определенный период времени. И под такую программу и выдаются источники. ЕСМ изначально не предусматривал участие. Условность?Есть условность. Но эту условность я бы не стал ставить на одну доску с теми условиями, на которых обычно работает Интернациональный валютный фонд. Это неслучайно мы с вами видим схемы, предлагаемые для решения трудности суверенной задолженности. Когда в переговорах с заинтересованной страной принимает участие так называемая "тройка". В "тройке" можно предполагать, кто играет решающую роль с точки зрения согласования параметров экономической программы. Фонд собрал огромные, крупной навык в этой части. Я знаю, что почаще всего звучит критика. Такая же критика, кстати, сегодня звучала в Государственной думе, когда я охранял законопроект, законопроект, предложенный правительством РФ. Но я в качестве контраргумента привел по крайней мере две позиции, отчетливо говорящие о том, что польза от экспертизы Интернационального валютного фонда бывает. Ну, первая экспертиза была сделана в конце 90-х годов. Когда совместно Интернациональный валютный фонд и Глобальный банк поддержали позицию руководства РФ в части образования национальной системы управления государственным продолжительном. Дальше эти же университеты поддержали наше собственное решение. Но тем не менее было значимо получить и определенную поддержку извне, когда мы принимали решение о досрочном погашении существенных объемов государственного внешнего задолженности. В итоге хорошо известно – долговая стабильность РФ на нынешнем этапе является одним из конкурентных превосходств русской экономики. Собственно говоря, это в существенной степени обеспечивает интересы иноземцев к русским рынкам. Различным рынкам. Ну, меня в первую очередь касается рынок задолженности. Сергей Анатольевич, вы упомянули МВФ, увеличение основного капитала фонда. Вкладывают туда в первую очередь теперь прогрессирующие государства, РФ в том числе. Довольно ли увеличения наших голосов для того, дабы быть уверенными, что данный капитал используется для спасения Европы так, как мы, в том числе, считаем адекватным и верным? Процедура принятия решений в МВФ, безусловно, трудный процесс. Имеют преобладание старожилы МВФ, в свое время получившие крупные квоты и соответственно огромные доли в голосах. Переразделение квот выяснилось так болезненным процессом, что уже мы прошли две итерации. Двукратно изменялось разделение квот. Любой раз в пользу недопредставленных государств. Но предстоит еще пройти дальнейший, 3-й этап. Обязаны быть кардинально пересмотрены составляющие квот расчета. Составляющей формулы, с помощью которой определяется квота и последующее определяется количество голосов, принадлежащих этой стране. Вот в год русского председательства в группе двадцати как раз и предстоит выйти на итоговую формулу. И, применяя итоговую формулу, предоставить переразделение голосов в пользу недопредставленных государств. То есть эта итоговая формула увеличит и голос России в том числе, и голос Китая в МВФ?Мы рассчитываем, что произойдет именно так, как вы говорите. Но это не данный итог. Предстоит тяжелая дипломатическая работа, связанная с тем, дабы уговорить государства, экономика которых за последние годы в относительных размерах, значительно уменьшилась, но которые по-прежнему претендуют на крупные доли в квотах. Согласиться с тем, дабы их доли были уменьшены и перераспределены в пользу других государств. О ком идет речь?В первую очередь речь идет о так называемых маленьких экономиках государств Евросоюза. Это касается таких гигантов, как Франция, Германия либо Великобритания - массы государств, которые первоначально вступили в Интернациональный валютный фонд, получили порядочные размеры квот и представительство в составе совета директоров. Они пользуются этим уже больше 50-ти лет. Кстати, решения, о которых я говорил, с изменением в уставе Интернационального валютного фонда, полагают, что минимум два директорских поста в совете директоров будут переведены из государств Европы в государства формирующихся рынков либо прогрессирующих государств. По крайней мере, в рамках решений группы 20-ти есть полный консенсус, что, в результате пересмотра квоты и формулы квоты, представительство прогрессирующих стран не уменьшится. Это политическое решение. И вокруг этого политического решения будет строиться вся последующая работа государств-участников Интернационального валютного фонда и Русской Федерации как грядущего председателя группы двадцати.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
В Греции умер Архиепископ Афинский и всея Эллады

В Греции умер Архиепископ Афинский и всея Эллады

Летом прошедшего года 69-летний глава греческой церкви Христодул был госпитализирован. Врачи нашли у него рак печени.

35
Двухметрового сома поймали в Астрахани

Двухметрового сома поймали в Астрахани

Громадная рыбина весом около пятьдесяти килограммов попалась на обыкновенную удочку.

19
В России нужно ужесточить контроль за газовым оборудованием в жилых домах

В России нужно ужесточить контроль за газовым оборудованием в жилых домах

Про это сегодня говорилось на совещании в правительстве. В нeм принимали участие начальники МЧС, Ростехнадзора и Минрегионразвития.

42
Нефтяные припасы в США сократились за неделю

Нефтяные припасы в США сократились за неделю

баррелей. Фактический объем сырья составил 378200 тыс.

23
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать 1NNC в Facebook