Дмитрий Панкин: у нашей биржи основательные трудности

16
Источник:   —  12 июля 2012, 19:26

Биржа РТС в последнее время имеет массу нареканий в своей работе, и сама по себе идея, вероятно, не на пустом месте появилась.

В условиях повышенной волатильности на мировых биржах, в ожидании августа, который последние два года для торговых площадок был катастрофичным, необходимо ли помогать отечественному фондовому рынку деньгами? Какие выводы после недавних сбоев сделали на русской бирже и в ФСФР? И что происходит с нашим страховым рынком? Обо всем про это мы говорили с главой Федеральной службы по финансовым рынкам Дмитрием Панкиным. Дмитрий Владимирович, некоторое количество брокерских компаний решили попытаться сделать собственную альтернативную площадку. Биржа РТС в последнее время имеет массу нареканий в своей работе, и сама по себе идея, вероятно, не на пустом месте появилась. Насколько она реализуема, на ваш взор? Благотворно это либо не очень благотворно, когда мы говорим о финансовом центре в особенности?Вы знаете, я бы проинформировал, что все-таки это серьезно. Все дискуссии, когда создавалась объединенная биржа, основные доводы, какие были? 1-й довод: необходимо сделать объединенную биржу, объединить мобильность, дабы она соперничала с Лондоном, с Франкфуртом. И дабы не было вот этой внутренней соперничества мелких площадок, которые, в общем-то, не дают возможности привлечь солидную мобильность. 2-й довод: что объединенная биржа убьет внутреннюю конкуренцию. Она будет неэффективная. Она будет не настроена на заказчиков. И, собственно говоря, мы ничего не решим. Что теперь мы видим, что у нас происходит. Есть основательные трудности с нашей биржей. Мы видим технические сбои. Мы видим, что биржа негибко реагирует на запросы участников рынка. Она не предлагает новых продуктов. Она не идет навстречу, возможен, пожеланиям брокерам по снижению комиссии. Что, в общем-то, безусловно. И в итоге возникают непредвзятые попытки различных участников рынка сделать какой-то адекватный продукт, который бы дозволил, возможен, снизить издержки, предложить какие-то новые сервисы заказчикам. Итоги отсель какие? Первое. Что бирже необходимо больше активно трудиться с участниками рынка. Теперь, в общем-то, биржа - полугосударственный орган, сама в себе, направлена в основном на взаимоотношения со своими акционерами. Цели тактические - IPO. И все тактические установки нацелены на это. Другое дело, они теряют вот это взаимодействие с участниками рынка, не слышат, что требуется, какие продукты требуются, что необходимо сделать. Следственно это солидный громок бирже, что нужно корректировать свою политику. С одной стороны. С иной стороны, вообще можно ли говорить о каких-то альтернативных площадках, о поиске каких-то других механизмов расчетов? Я думаю, тут тоже ничего преступного нет. И нам значимо что? Дабы была мобильность на рынке. Дабы был цельный клиринг, цельная расчетная система, цельный центральный депозитарий. Так что мы ожидаем предложений от участников. Пока они еще не сформулированы. Там уйма технических деталей, но в тезисе я бы так однозначно не исключал положительные моменты. Дмитрий Владимирович, режим работы ММВБ-РТС какое место теперь занимает в ваших рабочих планах? Окончательный штраф за ошибки в работе, суммой в триста тысяч, вызывает недоумение в том, что люди считают упущенной выгодой. Ну, и основное, может быть, это повлияло на их последующее отношение к русскому рынку. Триста тысяч – все, что мы можем. Мы ограничены административным кодексом. Я думаю, значимей имиджевый момент. То, что мы считаем, что это недопустимо, и это нужно исправлять. От таких ошибок нужно уходить, это самое основное. И теперь считаю - отлично, биржа все это принимает. Есть тактический план, всеобщая тактика биржи. Есть видение, как обязаны решаться технические трудности. Вот эти все шаги с нами согласованы. Было некоторое количество совещаний у нас с биржей. Данный вопрос не решается в течение недели, месяца. Вопрос солидный. Как передается, болезнь запущена. Вы для себя ждете, в какие сроки будет приметен итог?Я считаю, что через год. Это при том, что все планы будут реализованы, что команда будет трудиться слаженно, результативно. То есть вот это тоже очень значимое условие. Продолжая тему русской биржи, но уже не её работы, а всеобщего состояния дел. Одна из последних идей, по-моему, со стороны ВЭБа, заключалась в том, что, может быть, стоит разглядеть на крайний случай вариант помощи различными стабилизационными средствами русскому рынку. Дабы акции не падали, и при этом мы сумели бы на этом как-то заработать. Я имею в виду огромные аккумулированные средства в различного рода стабилизационные фонды. Первый момент – это стабилизация рынка в условиях его падения, в условиях падения мировых индексов. Что было сделано в кризис две тысячи восьмого года, когда ВЭБ вышел на рынок и приобрел на пике падения акции. В общем-то, получилось так, что угадал. Отлично получилось. После соответственно эти акции отросли, и он на этом заработал хорошие деньги. То есть я оценил это как успешную торговую операцию. Для ВЭБа, от того что ВЭБ - государственный банк и для государства. Но во многом это повезло. В той ситуации у нас не было обязательства, что они провалятся дальше, там, возможен, до 200, до 300. И могут застрять на этом рынке, как в Японии, на десять лет. И тогда бы мы сидели абсолютно с иной картинкой финансовых итогов ВЭБа. То есть, это такое довольно опасное вложение. С иной стороны, в условиях этой связанности мировых рынков, если идет снижение по всем рынкам, единовременно и у нас, в Бразилии, у китайцев, что нам наши вот эти некоторое количество млрд. баксов, которые мы выкинем на рынок? Мы не сумеем никакими нашими внутренними инвестициями изменить эту мировую тенденцию. Если идет снижение всех индексов, то мы дадим заработать только каким-то спекулянтам на этом. Но дна мы не остановим. И падения не остановим. С макроэкономической точки зрения я считаю такие интервенции государства, они бессмысленны и не решают трудности. Иной момент – это предоставить мобильностью профессиональных участников рынка. Что у нас получилось по 2008-му году? Банки имели окошечко у ЦБ, когда они могли заложить ликвидные бумаги. И взамен того дабы их продавать на рынке, получить под эти бумаги у ЦБ мобильность и какие-то свои такие короткие трудности закрыть, - такой возможности у проф участников, не имеющих банковской лицензии, не было. И мы считаем, что её нужно сделать, дабы был механизм, который окажет определенный стабилизирующий элемент на рынок. И теперь двигаемся по этому пути. Тут мы вели переговоры с ВЭБом, ему технологически легче это сделать, от того что там открыты счета проф участников. У него уже есть навык, есть отлаженные спецтехнологии. Но, с иной стороны, ВЭБ создавался не для этого, у него иные задачи: инвестпроекты, оплачивание их, выстраивание этих финансовых схем. И мы видим, что как раз больше комфортно эти операции делать через биржу и определенно через центрального контрагента. И теперь у нас тактическая линия – выстроить эту систему через центрального контрагента. Отработать разработку открытия счетов в центральном контрагенте проф участников. Рефинансирование этих проф участников под залог ликвидных бумаг у ЦБ. То есть, отработать все лимиты, отчетность, механизмы. Мы верим, что к осени мы сумеем это отработать. Там есть уже определенный график, план работы. Побеседуем о страховом бизнесе. Прошло довольно времени, дабы можно было подвести итоги. Потому что ожидали укрупнение рынка. В том смысле, что появятся больше крупные игроки, а мелкие начнут уходить из-за недостаточности собственного капитала. Что случилось за это время? Вы удовлетворены ходом реформирований рынка?Вы знаете, я не верил на то, что увеличение требований к уставному капиталу приведет к каким-то значительным изменениям на рынке. Ну, возможен, некоторое количество десятков страховых компаний лишится лицензии. Ничего кардинального на рынке не случилось. И, собственно, мы и не ждали каких-то от этого радикальных изменений. Для меня все-таки основная проблемка рынка, это одна цифра – соотношение премии собираемой и выплат, которые получают страхователи. Возможен, взяли квартал. Соотношение – сто рублей премии собрали страховщики, сорок семь рублей выплат получили страхователи. В тезисе, сама по себе эта цифра говорит немного о чем. Выплаты идут по ветхим заключенным договорам, которые были в прошлом году, в позапрошлом году. А собранные премии, они приведут к появлению рисков в дальнейшем году. У нас вот эта ориентация из года в год, из квартала в квартал, она все время. Идет непрерывно ориентация сокращения объема выплат. Что это такое получается? Для чего мне как страхователю тогда идти к страховой организации, если, дерзко говоря, я знаю, что я рубль туда уплатил, а получу обратно менее пятьдесят копеек. Экономически нерациональное поведение. Соответственно ожидать в такой ситуации, что произойдет добротный прыжок рынка, что у нас пойдут страхователи массовым порядком страховаться, не доводится. С чем это связано? Что нужно сделать? В первую очередь мы считаем, что нужно повышать прозрачность рынка. Обязаны быть требования больше суровые к структуре активов, к структуре комиссионных, которые выплачиваются страховыми компаниями. Что получается? Значит, собрали премию. 40% комиссии брокеру отогнали за привлеченные деньги. А остальные средства остаются в организации. Но вот отчетность рисуется на отчетную дату. То есть на отчетную дату организации. Порядочные корпоративные бумаги, остатки на депозитах. Через четырех месяца оказывается, что денег в организации нет. Что все это было сделано только на отчетную дату. А на промежуточные даты какие-то ромашки, фантики, тюльпанчики, то есть, что-то такое неликвидное, смешное. И все деньги выведены. Требуется все-таки такой больше грубый контроль за структурой активов. Дабы не было возможности вот таких игр с итогом средств, с покупкой различных фантиков. Требуются некие все-таки обычные правила игры для заказчиков страховых компаний. Потому что теперь что получается, с чем мы сталкиваемся? Мы завалены претензиями заказчиков на страховые организации. Это теперь, вероятно, главный вал претензий, которые к нам поступают, это претензии на страховые организации. Там не выплатили, и вообще не выплатили. Не выплатили в срок. Взамен того дабы выплатить 10 тысяч рублей, выплатили три тысячи рублей. Масса тонкостей есть в страховом договоре. Дмитрий Владимирович, спасибо за интервью. Беседу провел ведущий ТК "Россия-24" Алексей Бобровский.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Роскомнадзор определил победителей конкурса на LTE

Роскомнадзор определил победителей конкурса на LTE

Победители также получили право применять частоты в диапазоне 2.5-2.69 гигагерца. Победителем по первому лоту (частоты в диапазоне 791-798.5/832-839.5...

20
В Кремле вошло в моду вегетарианство

В Кремле вошло в моду вегетарианство

Основной кулинар Белого дома известил, что в погоне за здоровым образом жизни русская политическая элита отказывается от мясной пищи.

25
РФ понизила план сбора зерна к 2020 г.

РФ понизила план сбора зерна к 2020 г.

Раньше такие планы содержались в плане государственной программы улучшения сельского хозяйства на 2013-2020 гг. Теперь в плане новая отметка...

23
Ограбление столетия во Франции обрастает сенсационными деталями

Ограбление столетия во Франции обрастает сенсационными деталями

Задержанный коллега банка "Сосьете Женераль" на допросе во всем сознался. Жером Кервьель сказал, что помимо него на бирже тайком играли и иные...

28
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать 1NNC в Facebook