Анатомия отката

181
Источник:   —  09 декабря 2016, 00:17

Группу возглавлял генерал-лейтенант таможенной службы пятьдесятичетырехлетний Алексей Шашаев (сокращенный скоро после предъявления обвинения, но не по компрометирующим его основаниям, а по выслуге лет).

Анатомия отката

Это дело уже вошло в преступную историю нынешней Российской федерации как один из самых блестящих примеров наглого хищения бюджетных денег, причем при проведении аукциона — мероприятия, которое, казалось бы, должно не допустить воровства. Группу возглавлял генерал-лейтенант таможенной службы пятьдесятичетырехлетний Алексей Шашаев (сокращенный скоро после предъявления обвинения, но не по компрометирующим его основаниям, а по выслуге лет). Он виноватым себя так и не признал. Его подельница, полковник таможенной службы Елена Соболева, признала себя виноватой частично.

Увлекательно другое: Федеральная таможенная служба, из бюджета которой было украдено больше ста двадцать пяти миллионов рублей, не считает себя пострадавшей и не стала в процесе расследования подавать штатский иск о компенсации убытка, следственно в качестве потерпевшей стороны следствию пришлось привлекать Минфин РФ. Во время обысков были обнаружены 2.5 миллиона баксов наличными, то есть еще до вынесения приговора вред государству можно считать абсолютно возмещенным.

В две тысячи одиннадцатом году генерал-лейтенант таможенной службы, руководитель управления ИТ (УИТ) ФТС РФ Алексей Шашаев возложил своей подчиненной, заму начальника отдела планирования оснащения средствами информатизации Елене Соболевой подготовить заявку на закупку сервисы по поддержанию программных продуктов, используемых таможенной службой. Дабы женщине было легче совладать, попросил ей оказать помощь одного бизнесмена, правда при этом предпринимателей и близко быть не должно — ведь они сторона заинтересованная.

На языке уголовно-криминального права эти функционирования именуются «созданием криминальной группы с целью хищения из бюджета РФ средств в особенно огромном размере».

«Ответственные коллеги ФТС, заведомо зная, что из бюджета на содержание программных продуктов будут выделены существенные деньги, подготовили бюджетную заявку, — рассказывает Галина Чебан. — Причем заблаговременно заложили в нее завышенную сумму, дабы из этой завышенной суммы получить деньги на свои собственные нужды. А как? От бизнесменов, которые часть денег вернут наличными».

Полковник юстиции Галина Чебан, руководитель следственного отдела управления по расследованию особенно главных дел столичного ГСУ СК РФ — «играющий тренер». Её специализация — дела коррупционной и экономической направленности. В частности, Чебан довела до суда дело в отношении бывшего руководителя ФСИН Российской федерации Александра Реймера.

«Закладка» — это намеренно сформулированное «эксклюзивное» требование к службе, которое может исполнить только предварительно предупрежденная фирма. В контракте на обслуживание программных продуктов ФТС таких «закладок» выяснилось некоторое число, но самая наглая из них связана с начальствами по применению — обыкновенными книгами, напечатанными на бумаге.

«Одним из требований госконтракта была доставка десяти экземпляров книг по обслуживанию программного продукта на русском языке, — рассказывает Чебан. — Но такое количество книг было только у одной торговой структуры, и она смогла договориться с подрядчиком программы о том, дабы ни один экземпляр не был никому продан вплотную до окончания срока тендера. То есть тем самым уже на исходном этапе были абсолютно устранены все соперники, помимо аффилированных бизнесменов».

Еще одной «закладкой» стал программный продукт ККИК — контроль качества начальных таможенных кодов. В техзадании к аукциону требовалось непременное обновление программного продукта — но при этом не был указан изготовитель, что делало это требование заблаговременно невыполнимым. Но не для тех, кто знал, о какой фирме идет речь…

А ведающий человек и был привлечен к написанию техзадания. В служебном компьютере полковника ФТС Елены Соболевой был найден файл — черновик техзадания. И переписка с одним из бизнесменов, по необычному стечению обстоятельств имевшему непосредственное отношение к фирме, выигравшей конкурс.

В черновике были указаны пункты техзадания, а в примечаниях и переписке следователь нашла комментарии к ним. К примеру: в техзадании указывались технические требования к правовому полю документа — а в примечаниях, полученных от бизнесмена, было написано: «Для Oracle 10g необходимо иметь extended support. Номинант про это должен очевидно указать».

А в иной части техзадания выяснилось крайне речистое примечание (оно даже вошло в текст обвинительного заключения): «вот это обстоятельство разрешит рулить на 1-ом этапе аукциона».

Сразу после того как госконтракт от ФТС возник на вебсайте zakupki. gov. ru, некоторое количество платных фирм подали заявки на участие. Но выиграла конкурс аффилированная фирма, правда в её уставе ничего нет об обслуживании программных продуктов. По версии следствия, победу «своим» бизнесменам обеспечил именно Алексей Шашаев — как ответственное должностное лицо, вошедшее в состав аукционной комиссии.

Исходная цена контракта составила триста тридцать два миллиона сто пятьдесят тысяч двести рублей — при том что товароведческая экспертиза установила: реально на обслуживание требуется двести шесть миллионов триста девятнадцать тысяч рублей. Разница была обналичена и положена в карман — по версии следствия, именно офицерами ФТС и коммерсантами.

«Всякое уголовное дело — коробка с пазлами, — рассказывает Чебан. — Перед тобой куча различных карточек, и нужно их сложить верно. Берешь, глядишь, подбираешь. Вот две сошлись, вот три… И получается прекрасная картинка, на которой все ясно. Ведь глядите сами: сегодня у меня — про пароходы, завтра — про браслеты для ФСИН, послезавтра — IT-технологии. А потом — обналичка либо бюджет. Мне юристы говорят: вы же не эксперт, как вы можете знать тонкости. А я им на это отвечаю: не буду я разбираться в тонкостях, я попросту посчитаю деньги. Они сразу же замолкают».

Знаки этого правонарушения по своим каналам нашли коллеги ФСБ. Они же и задерживали коммерсантов — при обналичивании и передаче денег. А вот потом…

Не в всяком уголовном деле о коррупции следователь, да еще в сопровождении оперативников ФСБ, сталкивается с вооруженным противодействием.

«В материалах уголовно-криминального дела помимо громадного числа электронных носителей при задержании была изъята сумка одного из фигурантов. При её осмотре я обнаружила договор на обслуживание банковской ячейки. И не где-нибудь, а в отделении респектабельного банка на Огромной Ордынке. Что должен делать следователь? Проверить. Беру оперативников, и мы поехали эту ячейку вскрывать», — рассказывает Чебан.

Служба безопасности кредитного учреждения встала стеной на пути у опергруппы: не пустим, и плевать, что вы из прокуратуры. Рядовое процессуальное действие мгновенно превратилось в войну нервов. Следователь обязана была пригрозить вызовом ОМОНа — и только под опасностью «маски-шоу», которое бы принесло значительно больший репутационный вред конторе, получилось произвести выемку.

«В ячейке выяснилось 2.5 миллиона баксов США наличными, — рассказывает Чебан. — И, как положено, мы изъяли документы аренды и документы продления функционирования договора аренды этой ячейки. Вот здесь-то и открылось, что договор был продлен в тот момент, когда обвиняемый уже около года пребывал в следственном изоляторе! И сам подписывать бумаги в присутствии представителя банка попросту не мог. Ну, а так как нас с оперативниками в данном клубе очень нехорошо встретили, написали в протокол кучу возражений, я не могла не отреагировать. И написала на имя руководящего соответствующее письмо — о дерзких нарушениях при продлении договоров аренды. Вот здесь-то они и забегали...»

2.5 миллиона баксов абсолютно покрывают вред государству, и это уже основное достижение следствия. «Сегодня примитивных людей немного волнует, сядет похититель, не сядет... Всем увлекательно — вернут ли деньги. Это касается даже рядовой кражи, а тут не попросту миллионные хищения, тут — бюджет!» — рассуждает следователь.

Противостояние с охраной банка было не одним-единственным силовым эпизодом в данном уголовном деле. Когда в конце две тысячи четырнадцатого года следственно-оперативная группа пришла с обысками в Федеральную таможенную службу на Новозаводскую улицу, её встретили автоматчики. По приказу начальства они обязаны были не допустить следователей к компьютерам ФТС. Следователю и оперативникам ФСБ пришлось преодолевать сопротивление.

А после этого пришлось искать обвиняемых. Не попросту государственных служащих — офицеров! Полковника Соболеву, имевшую в тот момент ранг свидетеля, начальство ФТС незамедлительно отправило в рабочий санаторий в Кавказские Минеральные Воды. А генерала Шашаева сразу же после возбуждения уголовно-криминального дела приказом его руководителя (и, как говорят гневные языки, покровителя), руководителя ФТС Андрея Бельянинова... перевели служить на Украину — представителем ФТС в этой республике.

«Я, добросовестно говоря, думала, что самого генерала мы не достанем, — рассказывает Галина Чебан. — Когда отправляла оперативников вручить начальству ФТС уведомление о возбуждении дела, думала, что попросту исполняю формальность. Но абсолютно нечаянно выяснилось, что именно двадцать пятого октября отмечался День таможенника — и Шашаев попросту приехал в Москву на некоторое количество часов, праздник подметить в кругу коллег!»

Собрать все данные в уголовное дело — только малая часть работы. Доказательства обязаны быть подтверждены соответствующими завершениями специалистов. И Галина Чебан назначает некоторое количество экспертиз, в том числе товароведческую, которая и устанавливает реальную цена контракта. А помимо того, просит экспертов Федеральной антимонопольной службы проверить обстоятельства контракта на предмет ограничения конкурентной борьбе.

И ФАС такое заключение дает. Комиссия делает итог: должностные лица Федеральной таможенной службы сделали одному из участников торгов, организации «СБЛ-Технолоджис», преимущественные обстоятельства участия в открытом конкурсе путем предоставления доступа к информации, что привело к ограничению конкуренции на торгах.

Изъятый во время обыска в ФТС (который начался с противостояния оперативников таможенников с автоматами) компьютер Соболевой содержал некоторое количество увлекательных файлов. Во-первых, все черновики техзаданий, от первого до итогового. Причем в наименовании того варианта, где первый раз возникают «закладки», указана фамилия бизнесмена: так и написано: «Техзадание Оракл Сорокин». Для суда это, безусловно, не довод, но мы-то понимаем... Подтверждение для суда — заключения экспертов. А они подтверждают, что сделанные «закладки» действительно придумали сами бизнесмены — те самые, которые не имели права видеть техзадание до объявления аукциона.

Однако, один из бизнесменов и на следствии, и в суде дал благодарные показания — что именно он писал техзадание для аукциона. Причем не попросту писал, а придумывал, где и как можно «заложить» побольше денег.

Юристы обвиняемых настаивали на том, что их подзащитные никакой информации не предоставляли, должностных нарушений не допускали, денег не получали — кругом невиновны. А то, что цена контракта завышена на сто двадцать пять миллионов, — это вопрос оценки расходов, но уж никак не уголовное правонарушение. Помимо того, охрана Шашаева уговаривала суд, что он, будучи начальником и генералом, в детали не вникал.

При этом то, что генерал ФТС и бизнесмены, выигравшие конкурс, совместно летали на отдых одним самолетом, многократно встречались в ресторанах и на дачах, где совместно проводили время и фотографировались, юристы считают случайностью.

В конце две тысячи пятнадцатого года дело было направлено в суд. По версии следствия, прежний генерал-лейтенант ФТС Алексей Шашаев (в октябре две тысячи четырнадцатого года он отослан на пенсионную выплату по выслуге лет, со всеми благами, причитающимися отставному генералу) и его подчиненная, полковник ФТС Елена Соболева при подготовке документации к аукциону умышленно завысили цена контракта больше чем на тридцать %, либо на сто двадцать пять миллионов рублей, и сделали все, дабы данный заказ получили их знакомые бизнесмены, которые наличными обязаны были вернуть пятнадцать % от стоимости контракта офицерам ФТС. А остальное оставить себе.

двадцать восьмого июня две тысячи шестнадцатого года был вынесен приговор: Шашаев осужден на пять лет лишения свободы и должен выплатить штраф в размере пятьсот тысяч рублей; Соболева — на пять лет и штраф в размере пятьсот тысяч рублей; Лысаков — на 3 года и штраф в размере триста тысяч рублей; Береговский — на семь лет и штраф в размере семьсот тысяч рублей. Суд лишил Шашаева особого звания генерал-лейтенант таможенной службы, он был взят под арест в зале суда. Соболева лишена звания полковника. Суд также удовлетворил штатский иск о взыскании солидарно со всех осужденных в доход государства 125.8 миллиона рублей. В декабре в Мосгорсуде рассматриваются жалобы осужденных, но до сих пор ни одна из них не удовлетворена.

В день оглашения приговора в Тверском суде столицы стало известно, что указом русского президента босс и покровитель Шашаева, глава таможенной службы Андрей Бельянинов снят с должности.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Руководителем полиции московского главка МВД назначен Вячеслав Козлов

Руководителем полиции московского главка МВД назначен Вячеслав Козлов

Про это в четверг, восьмого декабря, «Ленте. ру» информировал источник в столичной полиции. По словам, в качестве кандидатов на освободившуюся...

113
Прокуратура начала проверку главы Минэнерго Крыма на предмет раздора интересов

Прокуратура начала проверку главы Минэнерго Крыма на предмет раздора интересов

Про это в четверг, восьмого декабря, информировал ТАСС и. о. прокурора полуострова Андрей Фомин. По словам, сама Бородулина прежде тоже работала...

50
Минобороны ответило на призыв ввести санкции для последователей Асада

Минобороны ответило на призыв ввести санкции для последователей Асада

Про это заявил представитель ведомства Игорь Конашенков, передает ТАСС. Так в военном ведомстве прокомментировали совместное заявление...

63
Юрист информировал о задержании 2-х работников антикоррупционного главка МВД

Юрист информировал о задержании 2-х работников антикоррупционного главка МВД

Как передает в четверг, восьмого декабря, ТАСС, про это сказал его юрист Михаил Трепашкин. По словам, работники антикоррупционного главка...

92
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать 1NNC в Facebook