Европейские «законы Яровой»

68
Источник:   —  12 января 2018, 11:40

1-е дни функционирования нового немецкого закона, возлагающего на IT-компании ответственность за нелегальный контент, который расположен на их сайтах, вызвал шквал обвинений как от защитников демократии, так и от весьма правых политиков. Между прочим данный закон, принятый в русле общеевропейской склонности, но с учетом немецких особенностей, очень напоминает русский «пакет Яровой» в части борьбы с экстремизмом.

Европейские «законы Яровой»

 

Как Германия замахнулась на свободу слова

 

Складывается ощущение, что в Европе не могут спокойно глядеть на огромные высокотехнологические организации, в особенности, из-за океана. Брюссель уже не один год ведет против Google, Facebook, Twitter, Instagram, Snapchat и других соцсетей и обладающих ими IT-компаний необъявленную войну. По крайней мере, так представляют картину в штаб-квартирах IT-гигантов.

Основная битва ведется в области финансов и регулирования. Причем, ведется она как на уровне Еврокомиссии, т. е. всего материка, так и на уровне правительств отдельных европейских государств. За примерами войны на государственном уровне ходить далеко не нужно.

В Германии первого января две тысячи восемнадцатого года начал функционировать закон NetzDG. Он делает соцсети ответственными за контент на их сайтах и обязывает их немедленно удалять посты с ложью, призывами к насилию и угрозами. Нарушителям угрожают штрафы до 50 млн евро.

В две тысячи пятнадцатом году Берлин уже принудил Facebook, Twitter и YouTube, принадлежащий Google, подписать так называемый «Кодекс поведения». Одним из его пунктов было обязательство IT-компаний в течение двадцать четыре часов удалять посты, распространяющие злоба и содержащие опасности, призывы к насилию и другой нелегальный контент. Вступивший в действие в данном году закон превратил это юридически не обязывающее обязательство в закон. Помимо удаления нелегального контента, по новому закону IT-компании обязаны ежемесячно предоставлять данные по претензиям на контент. Причем, соцсети обязаны предпринять меры, которые облегчат пользователям подачу таких жалоб.

В том, что закон возник именно в Германии, считающейся основной виновницей 2-х мировых войн, нет ничего восхитительного. В ФРГ и до его введения в силу действовали одни из самых жестких на планете законов, которые регламентируют контент, содержащий клевету, подговаривание к насилию и опасности. Довольно сказать, что в Германии можно попасть в тюрьму за отрицание Холокоста.

Новый закон как бы обновляет уже имеющиеся и действующие законы в условиях цифровой революции. Специалисты обращают внимание на то, что требования к соцсетям жестче, чем к СМИ. В самих соцсетях это считают следующим доказательством «специальной любви» к ним европейских властей. Между прочим, сам закон в СМИ зачастую так и называют: «закон Facebook» невзирая на то, что под его действие подпадают все соцсети.

Для Германия эта проблемка стоит в особенности остро еще и потому, что в стране находится до миллиона беженцев из ближневосточных и африканских государств и призывы к насилию в соцсетях могут приводить и порой приводят к трагедиям.

Защитники демократии, безусловно, обращают внимание на явственную проблему: кто решает, носит ли комментарий, пост либо твит подстрекательский и нелегальный характер? Государство переложило эту задачу на обладателей сайтов, т. е. IT-компании, для которых немецкий закон будет серьезной проверкой на знание отличать свободу слова от популяризации насилия и т. д.

Facebook и Twitter уже оборудовали свои немецкие сайты дополнительными опциями для выделения подозрительного контента. Помимо этого, они пару месяцев нанимали и готовили говорящих на немецком языке модераторов, которым и придется исполнять требования закона. Facebook, например, нанял для своих центров в Берлине и Эссене одна тысяча двести человек, а в Twitter, европейская штаб-квартира которого находится в Дублине, при найме новых модераторов отдавали предпочтение тем, кто владеет умениями юриспруденции.

Обвинения в атаке на демократию имеют под собой основания, потому что Конституция ФРГ гарантирует своим гражданам свободу слова и выражения своего суждения. Между прочим, подавляющее множество физических лиц до сих пор не знает, что размещение на своих страницах призывов к насилию, расистских комментариев и прочего сходственного контента может сделать им основательные трудности с законом. При этом, вновь же множество пользователей восхитительно осведомлено о наказаниях за нарушения авторских прав и умственной собственности.

С легкой руки цензуры

Новый закон атакуют с обоих флангов политического спектра. Весьма правые обвиняют власти в применении цензуры, принятой в ГДР, и способов Штази; а левые упрекают государство в том, что оно возложило свои обязанности на частные компании.

Основной последователь нового закона, министр юстиции ФРГ Хейко Маас говорит в его охрану: «Призывы к убийствам, опасности, оскорбления, подговаривание масс либо вранье об Освенциме невозможно считать проявлениями свободы слова и выражения суждения. Наоборот, это и есть реальные атаками на свободу выражения суждения других людей».

1-е дни функционирования закона показали, что опасения критиков касательно того, что он ограничит свободу слова, небезосновательны. Но 1-е официальныеданные о том, как введение в действие закона повлияло на число удалений постов, твитов и комментариев, появятся лишь в июне. Прошлым летом Facebook удалял со своего немецкого веб-сайта всякий месяц в среднем 15 тыс. единиц нелегального контента.

К слову, первым нарушением нового закона стал опубликованный перед этим Нового года твит зама фаворита ультраправой «Альтернативы для Германии» Беатрис фон Шторх. Она отреагировала на новогоднее поздравление кельнской полиции мигрантам на арабском языке. Фрау фон Шторх написала, что полиция охраняет «орды насильников и варваров мусульман». Приблизительно, такой же пост она поместила и в Facebook.

Обе соцсети удалили её комментарии, а Twitter еще и на некоторое количество часов закрыл доступ к её аккаунту. Причем, если в Twitter свои функционирования объяснили тем, что её твит нарушает Кодекс поведения, то в Facebook сослались на новый закон.

Закон Яровой, новости: В «законе Яровой» рассмотрели экспортный потенциал

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Ксению Собчак застукали на корпоративе на Бали

Ксению Собчак застукали на корпоративе на Бали

Еще в конце прошедшего года Ксения публично заявила, что прекращает свою традиционную активность ведущей, дабы абсолютно посвятить себя...

54
Ксению Собчак застукали на корпоративе на Бали

Ксению Собчак застукали на корпоративе на Бали

Еще в конце прошедшего года Ксения публично заявила, что прекращает свою традиционную активность ведущей, дабы абсолютно посвятить себя...

18
Женщина, которой супруг отрубил руки: Его цель была сделать меня инвалидом. Это была расправа

Женщина, которой супруг отрубил руки: Его цель была сделать меня инвалидом. Это была расправа

Показывает, чему сумела обучиться за последние недели. Взамен правой руки у 25-летней Риты культя. Но она уже вовсю печатает на планшете - локтем.

49
Там, где мой народ, к несчастью, был

Там, где мой народ, к несчастью, был

Зельфира Трегулова оказалась среди пассажиров, которые из-за введенного режима ЧС не могли улететь из в . Внятно, что все были на взводе. Впрочем...

57
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать 1NNC в Facebook