Нимб копченый

77
Источник:   —  07 июля 2016, 00:08

Если посмотреть с иной стороны — это те, кто конкретно попал в благодать после гибели и может походатайствовать перед Всевышним о нуждах живых (как, к примеру, Николай Чудотворец).

Нимб копченый

Святые (в православии и католичестве) — это прославившиеся своей праведностью, чудесами либо необычайными подвигами во имя веры люди. Если посмотреть с иной стороны — это те, кто конкретно попал в благодать после гибели и может походатайствовать перед Всевышним о нуждах живых (как, к примеру, Николай Чудотворец). Казалось бы, святость лежит в плане вечности и не соприкасается с историей. Впрочем налицо удивительный факт: никогда со времен Средневековья святые не были столь знамениты в Европе и США, как в 1-е пятнадцать послевоенных лет (1946-одна тысяча девятьсот шестьдесят втором) — невзирая на ядерную гонку, светскую культуру, ученый прогресс и иные приметы ХХ столетия.

К примеру, только в одна тысяча девятьсот пятьдесят седьмом году Нобелевская премия литературы была присуждена экзистенциалисту Альберу Камю — автору идеи «святых без Всевышнего». При голосовании француз уступил лишь один голос греческому писателю Никосу Казандзакису, больше всего знаменитому «Греком Зорба» и «Последним искушением Христа». Но свой окончательный роман Казандзакис написал про святого Франциска Ассизского, а посвятил его «Альберту Швейцеру, святому нашего времени». В том же году Джек Керуак, битник №1, завершил свой искренне агиографический роман «Видения Жерара» — об усопшем в детстве старшем брате, которого Джек считал святым.

Но притягательность святых не ограничивалась кругом интеллектуалов — дошла она и до массовой культуры, даже в странах, далеких от традиционного христианского благочестия. Хитом одна тысяча девятьсот пятьдесят шестого года в Великобритании и США стала песня «Святая Тереза Цветов», герой которой просит Терезу из Лизье благословить его союз с девушкой. В американских чартах композиция добралась до 27-го места, а в британских — до третьего.

В одна тысяча девятьсот пятьдесят седьмом году на английском телевидении прошла премьера пьесы Роберта Болта «Человек на все времена» (в одна тысяча девятьсот шестьдесят шестом году по ней сняли фильм, получивший все призы — от «Оскара» до премии Московского кинофестиваля), посвященной католическому святому Томасу Мору. В Российской федерации он больше известный как автор «Утопии», но режиссер изображает его в 1-ю очередь как человека нерушимой индивидуальной совести: он не признал отказ короля Генриха VIII от римской церкви и не санкционировал развод монарха с первой женой, за что поплатился жизнью.

Но основным «хитом» о святых стал голливудский фильм одна тысяча девятьсот пятьдесят седьмого года «Святая Жанна», снятый Отто Премингером. Его выходу предшествовала беспрецедентная рекламная кампания: режиссер объявил кастинг на роль Жанны д’Арк не среди профессиональных артисток, а среди «девушек из народа»: из восемнадцати тысяч участниц он предпочел подростка из Айовы Джин Себерг. Правда фильм и провалился в прокате, история француженки, выручавшей родину от оккупантов и сожженной на костре по сфабрикованному обвинению, с 1948 по 1962 год легла в основу еще как минимум 3 картин глобально знаменитых режиссеров: Виктора Флеминга, Роберто Росселини и Робера Брессона.

Что же вызвало такой интерес социума к святым? в первую очередь — война. Еще в 1920-е годы — первую эру «католического возрождения» — окопный навык Первой мировой и «гибель» наивного оптимизма европейских либералов и прогрессистов принудили интеллектуалов первый раз едва ли не с XVII века серьезно открыть для себя церковь. Именно в 1920-1930-е годы Ватикан осмелился канонизировать фигуры, знаменитые своим бунтарством, автономностью и необыкновенной духовной жизнью: Жанну д’Арк, Терезу из Лизье, Бернадетту Субиру и Томаса Мора.

Впрочем только после одна тысяча девятьсот сорок пятого года пристрастие святыми вышло за рамки католической культуры. Значимую роль тут сыграли тяжелые лишения и индивидуальный навык общения с безымянными героями во время войны и холокоста. Тот же Альбер Камю написал «Чуму», свой роман о святых без всевышнего, в одна тысяча девятьсот сорок втором году. Писатель тогда проживал на юге Франции, в протестантской деревне Шамбон-сюр-Линьон, обитатели которой с риском для жизни принимали участие в спасении иудеев. Основного героя романа, врача Рие, зовут практически как одного из координаторов операции — врача Пола Риу.

Ватикан канонизировал и мучеников, погибших в концлагерях: Максимилиана Кольбе, узника Освенцима, добровольно пошедшего на гибель ради неизвестного ему человека; Тита Брандсма, голландского борца с нацизмом, который скончался от губительной инъекции в Дахау; кармелитскую монахиню Эдит Штайн, казненную в газовой камере из-за своего иудейского происхождения.

Мучения и лишения принудили тысячи европейцев искать утешения в культе святых «героев» и мучеников, показывающих пример противостояния «злым временам» и криминальной власти. «Святые — это постоянно непрошеные гости для тех, кто руководит организациями и правит государствами», — писали в одна тысяча девятьсот сорок втором году.

К образам и представлениям «святости» обращались еще и потому, что они (едва ли не исключительные) избежали захвата тоталитарным дискурсом. Словами «фаворит» (Furer), «гений» (Genie) и «герой» (Held) сыпал в своих речах Гитлер. Любили национал-социалисты и слово «мученик» (Blutzeuge). Виктор Клемперер, изыскатель (и свидетель) языка Третьего рейха, подчеркивает, что нацисты осмысленно брали на вооружение не только лексикон штатских доблестей (порядочность, добросовестность, искренность, патриотизм), но и обычные христианские ценности, прежде всего самопожертвование. Теме же святости посчастливилось избежать «инфицирования».

Но дело не только в чистоте лексики. Сердца и души людей послевоенного мира тревожили святые, которых вряд ли можно назвать столпами социума и мерилом благопристойности, — наоборот, их ценили как отщепенцев, одиночек, борцов с неправедной властью. В некотором смысле святые одна тысяча девятьсот пятидесятого-х, от Жанны д’Арк до Терезы из Лизье, проложили путь героям контркультуры 1960-х. «Есть эры, которые слишком трудны, слишком оглушены двойственным историческим и умственным навыком, дабы слышать голос здорового смысла. Здравомыслие становится соглашательством, уверткой, ложью. В такие времена мы уважаем те истины, что рождены из невзгод, и у всякой нашей истины должен быть свой мученик. Эти мученики — фанатики, истерики, разрушители собственной личности… Симона Вейль, Кьеркегор, Ницше, Достоевский, Кафка, Бодлер, Жене…» — писала в одна тысяча девятьсот шестьдесят третьем году американский критик Сюзан Зонтаг.

Симону Вейль вообще можно назвать «образцовой» святой послевоенной Европы: женщина, еврейка, левая интеллектуалка, жертва гитлеровского режима, беженка, близкая к католической церкви, но не решившаяся перейти её порог, — безупречный «сторонний»! Впрочем бежать и обустроиться в Великобритании в одна тысяча девятьсот сорок втором году она сумела благодаря Морису Шуману, еврею-католику и грядущему государственному деятелю (замминистра и министр международных дел в 1950-1960-е годы).

Это далеко не исключительный случай, когда святые оказались теснейшим образом связаны с новым политическим порядком Европы. После одна тысяча девятьсот сорок пятого года церковь пользовалась репутацией едва ли не исключительного университета, охраняющего обычные («правые») ценности и при этом не запятнанного работой на нацистские и фашистские режимы. Христианские демократы, наравне с социал-демократами, сделали правящее парламентское множество в Германии, Италии и других странах — и делали все допустимое и немыслимое, дабы не допустить левые партии к власти. Значимую роль здесь сыграла католическая церковь. Отец Пий XII не попросту запретил католикам брать участие в коммунистическом движении, но и пошел в пропагандистское наступление.

двадцать четвертого июня 1950 года при громадном стечении народа на площади Святого Петра была канонизирована Мария Горетти — одиннадцатилетняя девчонка из бедной семьи. В одна тысяча девятьсот втором году девчонку зарезал сосед, когда та отказалась уступить его домогательствам. Для усиления пропагандистского результата на церемонии присутствовали мама девчонки и её убийца, а Пий XII обращался к народу — против традиции, на итальянском языке. Об успешности этой акции говорит и то, что сам Пальмиро Тольятти (глава итальянской компартии) признал Марию Горетти героем, достойным почитания и подражания.

В Западной Германии 1-е заседания, где обсуждалось реализация христианско-демократической партии, состоялись летом одна тысяча девятьсот сорок пятого года в Кельне, активное участие в них принимали доминиканцы, знакомые Эдит Штайн. Сокращенный при нацистах глава администрации города Кельна Конрад Аденауэр возвратился на свой пост в 1945-м, а уже через четыре года стал федеральным канцлером нового государства. Верующий католик, Аденауэр много помогал здешней кармелитской общине, а кельнский кардинал Йозеф Фрингс получил от Ватикана разрешение, против обыкновенной процедуре, начать процесс канонизации Штайн в своей епархии, а не там, где она скончалась (Освенцим относится к Краковской епархии), и на 30 лет раньше установленного срока (в 1962 году). В 1-е годы ФРГ Эдит Штайн стала официальным героем: в её честь называли школы, улицы и студенческие общежития. Знаменательно, что монахиня-еврейка стала едва ли не первой жертвой холокоста, которую признали власти послевоенной Германии, — еще когда это представление не вошло в социальное сознание, а основные труды Эли Визеля, Примо Леви, Ханны Арендт и других жертв Шоа еще не были написаны.

Тем не менее при всей поддержке церкви и государства, при всех роскошных открытиях новых базилик в Лурде и Лизье, массовом интересе к Жанне д’Арк и Томасу Мору, культе героических одиночек, противостоявших гитлеровскому насилию (Эдит Штайн, Симона Вайль, Максимилиан Кольбе), знаменитость святости на Западе начала сходить на нет. Отчасти на это повлиял и уход «живых святых» в середине 1960-х: Альберт Швейцер скончался в 1965-м, мистик-благотворитель падре Пио — в 1968-м. В те же годы ушло со сцены и поколение авторов, создававших высокую христианскую культуру послевоенной поры: Т. С. Элиот, Ивлин Во, К. С. Льюис и Флэннери О’Коннор.

Значимей другое: изменился сам дух времени. 1-е пятнадцать послевоенных лет были уникальной эрой. Голод, холод, Европа в руинах — но Гитлера побороли, коммунизм (не без американской помощи) отогнали за стальной занавес, колонии бунтуют умеренно, против холодной войне крепка надежда возвести цельный и заслуженный мир западного солидарности, в каком сняты все возражения последних 500 лет (начиная с Реформации и заканчивая борьбой за права трудящихся).

Но скоро тяготы войны и лишения голодных сороковых ушли в прошлое, уступив место новому обществу процветания. Десять лет экономического роста принесли свои плоды: автомобили, бытовая техника, телевидение, недорогие летние туры на море. Новые спецтехнологии, контрацептивы, сексуальная революция, контркультура, культ молодости, музыка и мода — к началу 1960-х новое стало актуальнее и увлекательнее приятного прошлого — и в том числе героических святых. Выросла молодежь бэби-бума, жаждущая бунта и развлечений.

Разгорались и новые раздоры, ставящие под вопрос безупречность белого христианского Запада: триумфы СССР, космос, Куба и Китай, битва прежних колоний за национальное освобождение, битва меньшинств за свои права… Наконец, пафос обновления и ориентации на «насущные трудности современности» дошел и до католической церкви. На реформаторском Втором Ватиканском храме было принято шестнадцать основных документов, и святые упоминаются только в одном (догматической конституции Lumen Gentium) — очень скептически, с массой предостережений об угрозы непомерного им поклонения.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
СМИ: ВПК начала заблаговременные испытания нового БТР "Бумеранг"

СМИ: ВПК начала заблаговременные испытания нового БТР "Бумеранг"

/ТАСС/. "Военно-промышленная фирма" (ВПК) начала заблаговременные испытания новейшего бронетранспортера, сделанного на базе унифицированной...

105
Россиянин приговорен в США к тюремному сроку за хакерство

Россиянин приговорен в США к тюремному сроку за хакерство

Про это уведомляет ТАСС.«Касательно сроков все договорено — от четырех до 12 лет. Обыкновенно люди сидят где-то в пределах четырех лет и их освобождают...

118
«Американцы ощущают себя уязвимыми и напуганными»

«Американцы ощущают себя уязвимыми и напуганными»

Да, корреспонденты обыкновенно выбирают какую-то сторону, и в данном случае они проявили единство с мусульманами в Сараево, но ведь именно...

81
Генпрокуратура США закрыла разбирательство дела о переписке Клинтон

Генпрокуратура США закрыла разбирательство дела о переписке Клинтон

Как в среду, шестого июля, информирует Reuters, такое решение было принято с учетом рекомендаций Федерального бюро расследований (ФБР).«Тщательное...

40
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать 1NNC в Facebook