Закат Атлантропы

319
Источник:   —  30 сентября 2016, 00:01

Гитлер восторгался планами зодчего Альберта Шпеера по реализации нового Берлина, который должен был стать столицей нового мира. Одна из причин строительства Панамского канала — продемонстрировать миру мощь США.

Закат Атлантропы

Стройки столетия и прочие мегапроекты непрерывно занимали общество, но в первой половине XX столетия — в особенности. Гитлер восторгался планами зодчего Альберта Шпеера по разработке нового Берлина, который должен был стать столицей нового мира. Одна из причин строительства Панамского канала — продемонстрировать миру мощь США. Громадный Замок Советов В столице России был призван подтвердить всем триумф рабоче-крестьянского государства.

Уинстон Черчилль говорил, что история пишется победителями. Гитлеровская Германия проиграла 2-ю мировую войну, и многие её мегапроекты незаслуженно позабыты. Один из них — «Атлантропа» зодчего Германа Зёргеля. Планы были величественные, и о них писали во всех газетах: объединить европейскую часть Евразии с Африкой, сделать Сахару плодоносной, а еще сделать систему гидроэлектростанций, обеспечивающих электроэнергией всю Европу. Всему этому не суждено было осуществиться.

План Атлантропы заслуживает постижения не только потому, что выглядит так амбициозно, но и как монумент идеологии реакционного модернизма, когда романтики-националисты, которые как бы бы обязаны быть консерваторами во всех смыслах этого слова, увлекались технократическими идеями либералов.

Как писал сам Зёргель в своей книге «Атлантропа», он взялся за план в одна тысяча девятьсот двадцать седьмом году. В одна тысяча девятьсот двадцать девятом-м разместил альманах статей, посвященных этой идее и рассчитывал на поддержку европейского экспертного сообщества.

Зёргель был одержим идеей Атлантропы больше двадцати лет, до самой своей гибели. Практически все его работы, посвященные плану, состояли из 2-х частей: в одной он пояснял технические аспекты, а в другой оправдывал надобность реализации своей инициативы с общественно-политической точки зрения.

Первичный план Зёргеля состоял в том, дабы понизить уровень Средиземного моря на 400-500 метров благодаря каскаду плотин, перекрывающих Гибралтарский пролив, — всякая ниже иной на сто метров. После зодчий и его единомышленники решили, что понижения уровня моря на ста-200 метров довольно, по другому план сделает основательные сложности для судоходства. Следственно речь шла уже об одной дамбе.

В книге «Атлантропа», изданной в одна тысяча девятьсот тридцать втором году, Зёргель описал некоторое количество фаз реализации проектного плана: строительство основной плотины, гидроэлектростанций и судоходных каналов с всякой стороны плотины и после этого перенесение турбин на европейскую сторону, а каскады перелива избыточной воды — на африканскую. Дальнейший этап — строительство вторичной струенаправляющей плотины на атлантической части канала. После один огромной шлюз предполагалось заменить несколькими шлюзами различных размеров на северной стороне дамбы. Наконец, планировалось возвести 400-метровую зенитную башню «Атлантопатурм», которая, помимо прочего, была бы туристическим аттракционом.

Предстояло также решить проблему обмеления Черного моря. Зёргель предлагал сделать еще одну дамбу в Чанаккале, в самой тесной точке Дарданелл. Дабы сберечь судоходство в Эгейском и Средиземном морях, следовало выкопать канал, ведущий в Саросский залив через Галлиполийский полуостров.

Самые трудные работы, если не считать Гибралтара, предстояли вблизи Туниса и Мессины. Строительство дамбы между Тунисом и островом Сицилия не могли начаться, пока уровень моря не опустится правда бы на 100-ю метров. По подсчетам Зёргеля, на это понадобилось бы около 100 лет.

В итоге обмеления Средиземного моря, многие портовые города абсолютно бы окружила суша. Зодчий предложил прибрежным городам попросту прогрессировать в направлении отхода моря. А таким городам, как Венеция, по суждению Зёргеля, предстояло скончаться. Но общественность не оценила такого подхода, и зодчий решил сделать систему каналов и плотин, которые помогли бы сберечь Венецию в её обыкновенном состоянии.

Зёргель думал не только о технических аспектах Атлантропы, но и приводил весомые экономические и политические аргументы. В первую очередь он подмечал громадный взнос проектного плана в мировой энергетический бюджет. Указав на истощение резервов угля, служившего в то время основным топливом для электростанций, зодчий объявил гидроэлектростанции исключительной надеждой.

Правда Зёргель верил в ясное предстоящее Атлантропы, ему был присущ цивилизованный пессимизм новейших ему мыслителей, таких как Освальд Шпенглер. В своих трудах зодчий, говоря о Европе, не раз приводит термин das Abendlad из культурной и политической философии времен Веймарской республики. В 1929 году Зёргель извещает: «Участь нашей культуры — как и многих других — будет решена в Средиземноморье».

Там, где иные современные ему мыслители видели душу своей нации, зодчий находил всеобщую европейскую душу, и это роднит его с реакционерами-модернистами. Они отвергали доводы философии эры Просвещения, но верили в силу технологического прогресса.

Зёргель принимал как модернистские, так и реакционные идеи Веймарской Германии. Он видел в спецтехнологии спасение европейской культуры, которая по другому обречена, — схожую идеологию исповедовали национал-социалисты. «Не выступая против машин, но напротив, совместно с ними мы достигнем процветания», — писал зодчий в одна тысяча девятьсот тридцать втором году. Предлагая свой план, он подмечал, что абсолютно реализовать его можно будет за 250 лет — так крепка была вера Зёргеля в человека. Зодчий усердствовал не обращать внимания на технологические трудности, считая, что за столь длинный срок общество что-нибудь придумает и Атлантропа будет возможной.

Что касается реакционной сущности идей Зёргеля, то их не так попросту обнаружить. Он объявлял себя пацифистом и отвергал мысль о том, что военная мощь может применяться для развития той либо иной культуры. Это отделяет его от национал-социалистических романтиков, Однако всеобщие черты у них есть. Если национал-социалисты хотели строить нацию, то Зёргель был одержим идеей строительства континента. Немецкие романтики верили в специальную роль немецкой Нации (Volk), специальной культуры в рамках национальных границ. Следы сходственного мировидения можно найти и в работах Зёргеля, который говорил о европейской Нации, состоящей из представителей белой расы в рамках das Abendland. Сохранение национальной культуры было главный целью его проектного плана.

Атлантропа мыслилась им не как машина по производству капитала, а как основа устойчивости Европы и её рынков. Это совпадает с образом мышления антикапиталистически настроенных неоромантиков эры Веймарской республики.

Доктрина заката Европы оказала большое воздействие на Зёргеля. Он видел угрозу для Древнего Света со стороны Америки и Азии, о чем постоянно упоминает в своих работах. «Между азиатской и европейской расой никогда не будет понимания», — пишет он. По его суждению, даже если европейцы будут жить бок о бок с азиатами, они так и не сумеют осознать друг друга.

Зёргель, бесспорно, высказывал неоколониалистские и империалистические идеи, говоря о присоединении Африки к Европе. За счет Черного материка он верил решить экономические трудности Древнего Света, который сумел бы тогда соревноваться с богатеющими США. Правда реализация Атлантропы и привело бы к некоторому возрастанию благосостоянии Африки, альтруистические мотивы по отношению к народу этого материка в работах Зёргеля не просматриваются. Зодчий говорит только о европейцах.

В одна тысяча девятьсот тридцать восьмом году, пытаясь всподвигнуть гитлеровский режим обратить внимание на его план, Зёргель разместил работу Die Drei Grossen («Три великана» — Сша, Азия и Атлантропа). Там он использует риторику, присущую национал-социалистам, находящимся у власти, употребляя многие слова из их новояза. Одна из глав именуется «Ось Берлин — Рим, продолженная до Кейптауна». Он определенно заискивал перед функционерами правящего режима, но это не помогло — Гитлер так и не заинтересовался его планом. В самом деле, для чего вкладывать кучу денег в необычное футуристическое предприятие, когда можно попросту завоевать две остальные «А»?

Политическое целостность, к которому призывал Зёргель, теперь служит основой Евросоюза. Впрочем, к этому призывали многие великие умы того времени, но стали очевидцами самых разорительных раздоров в истории общества.

Зёргель был расистом и пацифистом, предлагая построить имперский союз и недопустить закат западной цивилизации. Зодчий хотел осуществить самый амбициозный план за всю историю человечества и нисколечко не сомневался в силе спецтехнологий, которые создавал человек. Но так никого и не уговорил в своих идеях.

Теперь об Атлантропе припоминают редко и с усмешкой, а для историков главный интерес представляют мотивы Германа Зёргеля, который посвятил свою жизнь разработке проекта, призванного изменить мир раз и навсегда.

ПОПУЛЯРНОЕ НА САЙТЕ
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Мищенко: ожидания делают рынок нефти волатильным

Мищенко: ожидания делают рынок нефти волатильным

В интервью с Алексеем Бобровским вице-президент ценового агентства Argus Media Вячеслав Мищенко сказал о встрече государств ОПЕК.- Сегодня, безусловно,...

87
"Зенит" забил пять мячей в ворота "АЗ Алкмаар" в Лиге Европы

"Зенит" забил пять мячей в ворота "АЗ Алкмаар" в Лиге Европы

Встреча, прошедшая в Петербурге в четверг, завершилась со счетом 5:0 в пользу "Зенита". В его составе отличились Александр Кокорин (26, пятьдесяти...

93
Тропический шторм "Мэттью" над Карибским морем добился силы циклона

Тропический шторм "Мэттью" над Карибским морем добился силы циклона

/Корр. ТАСС Иван Валюк/. Тропический шторм "Мэттью" над Карибским морем в четверг набрал силу циклона первой категории из пяти по шкале Саффира-Симпсона.

159
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать 1NNC в Facebook