2-й дом для Эрдогана

35
Источник:   —  21 ноября 2016, 00:09

Так премьер Пакистана Наваз Шариф приветствовал высокого гостя — турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана, прибывшего в страну шестнадцатого ноября с двухдневным визитом.

2-й дом для Эрдогана

«Господин Эрдоган, благо пожаловать в свой 2-й дом».

Так премьер Пакистана Наваз Шариф приветствовал высокого гостя — турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана, прибывшего в страну шестнадцатого ноября с двухдневным визитом. Тема «второго дома» звучала многократно — на совместной конференции 2-х лидеров, на встрече первой леди Турции Эмине Эрдоган с супругой президента Пакистана Мехмудой Мамнун Хусейн, в заголовках пакистанской прессы.

Сам двухдневный визит больше напоминал постоянный праздник дружбы. Эрдоган встречался с премьером Навазом Шарифом и главой штаба Сухопутных войск Рахилом Шарифом, направо и налево рассказывал о «пакистанских братьях, постоянно приходивших на подмогу Турции в самые сложные времена», обещал инвестиции и увеличение товарооборота и призывал крепить целостность мусульманского мира.

Без дебоша, однако, не обошлось. Речь турецкого президента в парламенте бойкотировали представители третьей по численности фракции — быстро набирающей знаменитость «Техрик-е-Инсаф» (PTI) во главе с прежним крикетистом Имраном Ханом, метящим в премьер-министры. Фаворит PTI поторопился объяснить, что не хотел никого огорчить, — попросту партия считает премьера Наваза Шарифа нелегитимным и потому не посещает заседания.

В целом пакистанские политики — и провластные, и оппозиционные — резонно решили, что Эрдоган приехал в том числе и с целью поддержать своего давнишнего товарища, текущего премьера Наваза Шарифа. От того что разговоры о допустимом военном перевороте в Пакистане появляются все почаще, визит Эрдогана, вовсе незадолго подавившего вооруженный мятеж, понимается абсолютно однозначно.

Сам Эрдоган, однако, на публике проявил деликатность и о пакистанских внутриполитических загвоздках не заявил ни слова. Но обрушился с грубой критикой на всеобщих недругов Исламабада и Анкары: террористов и их иностранных покровителей.

«Запад вооружает боевиков "Исламского государства". Будем осмотрительны, друзья мои, — это заговор против всего исламского мира».

Эти слова Эрдогана, обращенные к пакистанскому парламенту, депутаты встретили громовыми аплодисментами. И неудивительно: Пакистан и Турция издавна считают себя столпами, на которых держится вся мусульманская умма.

Специальные отношения между двумя государствами возникли еще до того, как на политической карте мира появились государства Пакистан и Турция. В одна тысяча девятьсот девятнадцатом году, когда Османская империя, султан которой считался повелителем всех правоверных, после поражения в Первой мировой оказалась на грани исчезновения, мусульмане Британской Индии начали кампанию штатского неподчинения. Солдаты и офицеры возвращали свои боевые награды, госслужащие отказывались от должностей, 10-ки тысяч человек пытались через Афганистан и Персию пробраться в Османскую империю, дабы защитить султана.

Турки этого не позабыли. Когда в одна тысяча девятьсот сорок седьмом году Пакистан получил автономность, Турция одной из первых установила с ним дипломатические отношения. Основатель государства Али Джинна открыто восторгался Ататюрком и обещал строить государство на его тезисах. С тех пор Пакистан и Турция шли по жизни плечом к плечу. Обе государства состояли в антисоветском блоке СЕНТО и бессменно поддерживали друг друга в ООН и ОИК. Пакистан помог Турции во время Кипрского кризиса, когда Анкара оказалась под опасностью санкций; Турция — Пакистану в 1990-х, когда из-за наложенных после ядерных испытаний ограничений Пакистан чуть не лишился своей авиации, к которой не поставлялись запчасти. Невзирая на бесчисленные военные перевороты и кризисы в обеих странах, всякое новое правительство бессменно подтверждало верность пакистанско-турецкой дружбе.

Правда возражений за эти годы накопилось много. Например, во время штатской войны в Афганистане турки поддерживали Северный альянс, а пакистанцы — «Талибан». До сих пор Анкара и Исламабад дипломатично закрывают глаза на противоречия по поводу синьцзянских уйгуров-исламистов, которые в Турции считаются борцами за свободу, а в Пакистане — опасными террористами.

Но все это гаснет на фоне симпатии, которое население государств испытывает друг к другу. В июле две тысячи шестнадцатого года в дни мятежа на улицы пакистанских городов вышли тысячи человек, дабы выразить поддержку Эрдогану. После известия о провале переворота собрания переросли в торжественные шествия. Люди несли портреты турецкого президента и плакаты «Известность турецкому народу, сдернувшему заговор тайных представителей Америки», «Народ Пакистана — с президентом Эрдоганом», «Поздравляем турецких братьев, защитивших демократию».

Анкара много поработала над тем, дабы обучить пакистанцев любить Турцию так жгуче и беззаветно. Турки действовали с помощью «мягкой силы», причем так образцово, что иным впору у них учиться.

Одна из основных опор турецкого воздействия в Пакистане — гуманитарные организации, в частности «Кимсе Йок Му» (буквально «Есть здесь кто-нибудь?»), основанная в свое время проповедником Фетхуллахом Гюленом и тесновато связанная с его движением «Хизмет». Турецкие гуманитарщики спасли тысячи пакистанцев во время стихийных бедствий — землетрясений и затоплений, выстроили для них новые дома, обеспечили едой и предметами первой необходимости.

В особенности активны турки в образовательной сфере: в Пакистане действует целая сеть школ и колледжей PakTurk, где на текущий момент обучаются больше десяти тысяч человек. Учиться там элитно, и уже 10-ки тысяч пакистанцев обладают турецким языком.

Но главный инструмент турецкой «мягкой силы» в Пакистане — кинематограф. Сотни турецких фильмов в переводе на урду день и ночь транслируются по телевидению, соперничая с продукцией Болливуда и местных киностудий. В итоге пакистанцы, сами того не ведая, проникаются турецким образом жизни. Все крупную знаменитость приобретает турецкая кухня и товары, для многих людей Пакистана Турция стала настоящей страной желания, где в довольстве и неге живут герои любимых сериалов. Каджый год миллионы пакистанцев посещают Анкару и Стамбул; за некоторое количество последних лет организация Turkish Airlines на пакистанском направлении увеличила выручка на триста процентов.

Правда, в связи с июльским мятежом турецкая система «мягкой силы», с таким трудом выстраивавшаяся годами, дала сбой. Неожиданно обнаружилось, что уйма учителей из PakTurk — спрятанные гюленисты либо сочувствующие. В преддверии визита Эрдогана пакистанское правительство спешно выслало из государства четыреста пятьдесят человек — преподавателей и членов их семей, дав им три дня на сборы. Турецкий фаворит оценил данный жест по превосходству, поблагодарив Исламабад и заявив о необходимости совместной борьбы с терроризмом. Судя по всему, Эрдоган резонно счел, что лучше сбавить градус нагнетания великой дружбы, чем разрешить гюленистам свить гнездо в Пакистане.

До «Кимсе Йок Му» дело пока не дошло, её отделения в Пакистане пока работают штатно. Но это, судя по всему, только вопрос времени: в самой Турции задержаны уже 10-ки её активистов.

Если с «мягкой силой» у турков в Пакистане отлично, то с экономическим влиянием из рук вон нехорошо. Турецкий бизнес начал свой «поворот на восток» менее 10 лет назад, и то по инициативе сверху, когда Эрдоган решил, что пора сделать Турцию вновь великой и наладить торговые связи со государствами Центральной и Восточной Азии. Пока получается не очень: соглашение о зоне свободной торговли, например, до сих пор так и не подписано. Эрдоган, однако, пообещал во время визита, что работа над ним завершится до конца года.

Турции экономическое и политическое проникновение в Пакистан нужно как воздух. Все почаще интересы Анкары и её союзников по НАТО, в 1-ю очередь США, сталкиваются в разных регионах: в Сирии, Ираке, Египте, Ливии, на Балканах. Пакистан и Саудовская Аравия предоставляют Турции неповторимый шанс — сделать военно-политический треугольник, обеспечивающий интересы Анкары в регионе свободно от суждения Вашингтона по тому либо другому вопросу. Союз с Пакистаном откроет турецким компаниям доступ на китайский рынок и в план CPEC — китайско-пакистанского экономического коридора.

В Исламабаде укрепление связей с Турцией, в свою очередь, рассматривают как возможность обзавестись мощным союзником, жизненно нужным в условиях перманентного раздора с Индией и постепенного охлаждения взаимоотношений с США, в особенности ввиду избрания президентом Дональда Трампа. Пакистан собирается трансформировать дружеские связи в тактическое партнерство, и в Анкаре, судя по всему, эта идея встретит полное понимание.

ПОПУЛЯРНОЕ НА САЙТЕ
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Рефери поединка между Ковалевым и Уордом поразился победе американца

Рефери поединка между Ковалевым и Уордом поразился победе американца

Его слова приводит ringtv. com.«Если бы судьи не облажались, абсолютно никто бы и не припомнил рефери. Я сделал все, что мог. Это был очень непростой...

58
Радикалы разгромили "Сбербанк" в центре Киева

Радикалы разгромили "Сбербанк" в центре Киева

В процесе одной из них радикалы разбили окна в 2-х зданиях – "дочке" "Сбербанка" и офисе Виктора Медведчука, фаворита социального...

45
В префектуре Фукусима - крепкое землетрясение, объявлена опасность цунами

В префектуре Фукусима - крепкое землетрясение, объявлена опасность цунами

Как информировал в экстренном выпуске тв канал NHK, объявлена опасность цунами высотой до 3 метров. Японская метеослужба уточняет, что эпицентр...

74
Кортеж премьера Польши попал в аварию в Израиле, пострадали три человека

Кортеж премьера Польши попал в аварию в Израиле, пострадали три человека

Информация о происшествии возникла на здешней радиостанции "Коль Исраэль". Источник информации не уточнялся. Глава руководства не пострадала.

68
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать 1NNC в Facebook